FRPG Dark Reunion

Объявление




W E L C O M E
Ролевой проект Dark Reunion приветствует потенциальных игроков, старательно заманивая их в свои коварные сети, а так же тех, кто уже успел освоиться с желанной ролью и разделить с нами пилюлю наслаждений. Мы открыты 24.01.12 и с распостертыми объятиями принимаем всех, кто решится продлить это чудное мгновение, остановившись с нами.

H O T N E W ' S
TVD. Dark Reunion приветствует потенциальных игроков! Мы рады приветствовать Вас на нашем ролевом проекте, где каждому персонажу, вне зависимости от расы, возраста и каноничности найдется место в сюжете. Рейтинг нашей игры NC-17, эпизодическая система, квесты пишутся периодически, по мере поступления игроков. На данный момент на проект необходимы такие персонажи как Bonnie Bennett & Meredith Fell. У обоих имеется готовый квест, а партнеры по игре не заставят ждать своей очереди. Мы гарантируем Вам интересную и захватывающую игру, лучи любви, различные поощрения за труд и радушное гостеприимство. TVD Dark Reunion разнообразит и украсит Ваше прибывание на просторах ролевых игр.
A D M I N I S T R A T I O N
Elena Gilbert – администратор организационной и квестовой части форума;
Jeremy Gilbert – администратор остальной текстовой и графической части форума, а так же вселяющий надежду и вдыхающий жизнь в проект.

M O D E R A T O R S
Damon Salvatore – модератор по части черного пиара и заключения нелегальных партнерств.
Caroline Forbes – верный, но нервный помощник по части пиара и по совместительству грозный блондин проекта.


Ролевой проект отчаянно нуждается в Bonnie Bennett & Meredith Fell ! Персонажи уже вписаны в квест!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Dark Reunion » Administration » Бункер


Бункер

Сообщений 111 страница 120 из 219

111

http://s5.uploads.ru/qx8sT.gif
ПАРЕНЬ ДВАДЦАТИ ЛЕТ, Альфа
Не по годам жестокий и требовательный малый. Парню был подарен укус, он был в стае, но его не устраивал статус беты, поэтому он все подстроил: рассорил свою стаю, а затем убил альфу.

http://s5.uploads.ru/PIgMb.gif
МУЖЧИНА ТРИДЦАТИ ПЯТИ ЛЕТ, Альфа
Оборотнем был рожден, его стаей была его семья, альфой – отец. Однажды на семью напали охотники: мать убили, отцу и сыну удалось сбежать, но первый был смертельно ранен и попросил сына о своеобразной помощи. С тяжелым сердцем бета убил своего альфу.

http://s4.uploads.ru/t045n.gif
ДЕВУШКА ДВАДЦАТИ ШЕСТИ ЛЕТ, Альфа
Против желания была обращена своим парнем, который, ко всему прочему, являлся альфой. Изначально отказывалась мириться с новой сущностью, но через время привыкла к ней и даже прониклась симпатией. Как-то раз застала парня с другой, со злости вступила с ним в драку, убила чисто случайно.

http://s4.uploads.ru/6zUt8.gif
МУЖЧИНА ДВАДЦАТИ ШЕСТИ ЛЕТ, Альфа
С волчьим геном родился, но никогда не хотел быть альфой из-за присутствия страха перед такой ответственностью. Не любил свою сущность, поэтому сбежал из семьи и стал волком-одиночкой. Через время осознал, насколько это опасно, и по возможности вступит в стаю. Отношения с вожаком не заладились сразу, и тот угрожал семье парня. И тогда бета расправился с альфой, чтобы обезопасить свою семью.

0

112

По случаю новой главы нашего сюжета мы вводим новую расу, вернее, разновидность оборотней. Как нам известно, оборотни – это волки, но с этой минуты у нас будут и лисицы, в принципе, имеющие не так много различий с оборотнями-волками. В игру мы пропускаем только авторских персонажей, так как канонических или акционных героев мы не имеем. Немного о том, что Вам следует знать перед написанием анкеты:
Как персонажи появятся в игре?
Персонажи прибудут в город, так как отныне он излучает некоторую энергетику от жертвоприношений, совершенных дараком. Животные, как правило, всякие аномалии и тому подобное хорошо чувствуют.
Какую роль они будут играть в сюжете?
Лисицы у нас по своей природе являются заклятыми врагами оборотней, подобно вампирам. Только Вы решаете, будет ли Ваш персонаж враждовать с волками, относиться к ним нейтрально или благополучно с ними контактировать. Но не забывайте, что все-таки не каждая лисица захочет и будет видеть волков в хорошем свете, поэтому таких героев будет ограниченное количество.
Как можно стать лисицей?
Лисицей можно только родиться, никакие укусы не предоставляют пострадавшему обращение. Лишь единицы людей знают о своей второй составной: или от родителей, или по воле случая, который может никогда не представиться. Эти оборотни могут открыть свое второе «я» преимущественно в те моменты, когда рядом находится один из представителей волков. Нутром своим лисица чувствует что-то неладное, поддается природному влиянию и «активирует» тем самым ген.
Каковы отличия лисиц от волков?
Самые главные отличительные черты – клыки и когти, которые у лисиц будут немного острее, нежели у волков. Это одно из их главных преимуществ перед врагами. Так же каждая лисица обязательно должна иметь как минимум одну из следующих характеристик: хитрость, ловкость, предусмотрительность, любопытность, лукавство, гордость. Но не все и сразу, сами понимаете. Вы можете самостоятельно дополнить характеристику персонажа своими качествами, которые, по Вашему мнению, могут описать лисиц. Но для начала лучше связаться с администрацией. Лисицу определяет цвет ее волос: светловолосые персонажи вряд ли будут темны душой, а темноволосые – ангельскими добряками. Но это не категорическое условие, ведь Ваш герой может пытаться побороть свою хорошую или плохую сторону. В остальном данная разновидность абсолютно такая же, как и канонические волки.
Разделяются оборотни-лисы на подвиды и образуют ли стаи?
Все лисицы равноправны, среди них нет ни альф, ни бет, ни омег. Множество лисиц являются одиночками, некоторые же группируются, образуя стаю. В таких случаях почти всегда одного из оборотней назначают главенствующим, руководителем. В стае может быть как минимум четыре лисицы, три – это еще не стая. Конечно, в группировках оборотни сильнее, но дополнительные способности благодаря этому они не получают.
А что же с этими оборотнями происходит в полнолуние?
В полнолуние лисички, как и волки, вынуждены принимать животный облик под влиянием луны. За исключением этого они чувствуют жажду крови и убийств по отношению не к обыкновенным людям, а непосредственно к волкам. Свое превращение при полной луне, как и жажду волчьей плоти, можно научиться контролировать, но потребуется немало усилий.
ЛИСИЦЕЙ/ЛИСОМ МОЖЕТ БЫТЬ, КАК ЖЕНЩИНА, ТАК И МУЖЧИНА.
Шаблон заполнения анкеты для верфоксов:

0

113

РЕГИСТРАЦИОННАЯ АНКЕТА
--

about character

about player


— Ну, же, Скотт, во мне 147 фунтов хрупких костей обтянутых белой кожей. Сарказм — моя единственная защита!


имя и фамилия
имя персонажа на русском и английском языках, по желанию можете указать сокращения и/или прозвища
отличительная особенность расы
подразумевается указание «светлой» или «темной стороны» своего «я»
возраст
оборотни, как и люди, взрослеют, стареют и умирают, поэтому возраст не должен быть двойным
ориентация
рейтинг нашей игры nc-17, следовательно, отыгрывание гомосексуальных отношений допустимо, а также их представители имеются в сериале, поэтому укажите ориентацию своего персонажа
род деятельности
укажите, чем Ваш персонаж занимается в данный момент: учится в школе или ВУЗе, работает [кем и где]
внешность
имя выбранной знаменитости на русском и английском языках

имя или ник, возраст
информация по желанию
связь
icq, skype, vk или другие средства связи, на почтовый ящик рассчитывайте в крайнем случае


— Я не собираюсь тебя умолять.
— Хорошо. Я все равно не поддаюсь твоему влиянию.


общая информация о персонаже
должны входить факты из биографии, краткое или полное описание характера, причины переезда в Бикон Хиллз, обязательно следует указать, знает ли ваш персонаж о своей сущности или нет
отношение к верфольфам
не все верфоксы обязательно должны ненавидеть волков, но следует помнить, что персонаж не будет свято вверяться волчьей компании
таланты и умения
обязаны быть у каждого персонажа; оборотням не нужно описывать свои стандартные расовые способности, хватит и обыкновенных человеческих навыков; следует указать одно или несколько из обязательных «лисьих» качеств
страхи и фобии
так же должны быть у каждого персонажа, может, в значительно меньшем или большем количестве
дополнительно
сюда могут войти внешние особенности персонажа, привычки, наличие у него каких-либо артефактов и прочее, не вошедшее в предыдущие пункты, но играющее важную роль
об игре
видимая сюжетная линия для Вашего персонажа, пожелания к игре, идеи, если есть
пробный пост
от лица любого персонажа оставляйте пост под спойлером

0

114

Мы вводим в игру новых оборотней, а именно, — альф, которые, прошу заметить, являются персонажами авторскими. Краткая основная часть биографии и основные черты характера лидеров мы Вам предоставили, а за Вами, будущие игроки, остается весь остальной характер, остальные биографические факты и, естественно, набор своей стаи.
В случае оставления данной роли, профиль будет удален, а сам оборотень в данном списке помечен как свободный и ожидающий другого игрока, который возьмется за него.

0

115

Эпоха, в которую Девкалион держал в страхе маленький калифорнийский городишко, подошла к концу, но все, как известно, имеет свои последствия. Из-за совершенных Дженнифер Блейк жертвоприношений Бикон Хиллс становится в прямом смысле маяком для блуждающих в океане таинств сверхъестественных существ, а именно, — для оборотней-лисиц. Пока неизвестно, что принесут с собой эти создания, но было бы глупо верить в то, что новоприбывшие горожане будут сплошь и рядом творить добро. Но только ли лисы заботят людей в Бикон Хиллс? Внезапно обрушившаяся на город бессонница идет явно не на руку недосыпающим, ведь из-за нее они становятся еще более уязвимыми, а кто знает, кому это сыграет на руку...

0

116

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

117

Я открываю глаза, но вокруг ничего, кроме протянутой на несколько миль пелены густой дымки, взявшейся неизвестно откуда. Во все стороны простирается лес, чьи ветви, густо облепленные вянущей листвой, у самих верхушек деревьев сходятся под разными углами, заслоняя вид на мрачные вечерние небеса. Образуя купол, они словно держат меня в ловушке, выход из которой я не в силах отыскать. Издали доносится гомон мужских голосов. Прищурившись, я едва ли могу различить свет от их факелов, если это только не огонек надежды, до которого мне никак не добраться. Каким-то чудесным образом я осознаю, что охота идет на меня. Значит, надо бежать. Черт, знакомая ситуация! Как можно более бесшумно выдохнув, я только сейчас замечаю, насколько же здесь холодно – изо рта клубами поднимался пар, в следующую же секунду тая в тумане. Развернувшись на маленьких каблучках, я кидаюсь прочь, подальше от приближающихся огней. Но, к своему удивлению, я еле сдвигаюсь с места. И дело не в увесистых пышных юбках, которые усложняют процесс передвижения, а я просто... просто... я сплю? Возможно, но все происходящее кажется настолько реалистичным, а страх, переполняющий меня изнутри, только подтверждает неизбежность данной ситуации. Как я здесь оказалась? И почему реальность сменилась роковым отголоском прошлого?
«– Катерина, пташка, далеко тебе не убежать!» – саркастичный тон Клауса, означающий, что этот ублюдок, как обычно, упивается своей властью, играет, манипулирует. И снова я его жертва, его маленькая птичка, только на этот раз со сломанными крыльями, не имеющая возможности скрыться от глаз своего хищника.
Я всеми силами стараюсь ускориться, но понимаю, что фактически топчусь на одном месте, как улитка. По мере приближения чужих голосов я осознаю, что конец близок. Разве не на таких моментах обрываются сны? Когда ты обессилен, жалок и безнадежен? Или вселенной просто осточертело гоняться за моей дьявольской душой? Она хочет моего поражения прямо здесь и прямо сейчас. Но нет, этого не будет. Катерина Петрова, несчастная и беспомощная сельская девчушка, осталась в далеком прошлом, уступив место расчетливой и эгоистичной беженке Кэтрин Пирс, губящей невинных ради спасения собственной шкуры. И тут, будто по божьему велению, мне даруется возможность бежать. Бежать в очередной раз от этого садиста! «Пошел бы ты к черту, Клаус!» – шепчу я себе под нос, а ноги уже сами несут меня вперед. Вцепившись окоченевшими пальцами в юбки, приподнимая их над землей, я подобно стреле проношусь мимо бесчисленного количества деревьев, как внезапно кто-то гасит свет. Господь или сам Сатана усмехается надо мной, понимая, что в кромешной тьме я и шага не сделаю, ибо один неверный может стоить мне жизни. Затылком я чувствую размерное горячее дыхание своего противника. Он шепчет мне, какая ничтожная я в его руках, лапах зверя. Прошу, просто убей меня. Убей! Не в моих принципах стать игрушкой в руках умелого кукловода. Ты не получишь меня больше. Ни-ког-да. Только не мою истерзанную душу.
Внезапный грохот нарушает покой мучивших меня минут, и земля, ему подвластная, сотрясается что есть силы. Где искать опору, когда она уходит из-под ног? Я снова в ловушке, как загнанная в клетку синица. Вот я уже лечу вниз, утопая в шелке собственного наряда, а со всех сторон бездны ко мне тянутся руки призраков, павших по моей вине. Они желают растерзать меня и уничтожить, они впервые имеют надо мной власть. Сквозь пространство и время я лечу в устрашающую неизвестность, и стук вновь функционирующего сердца заглушает даже собственный вопль.

Проснувшись, я глубоким вдохом наполняю легкие воздухом, страшась в любой момент лишиться кислорода. Чувствую, как на лбу проступают бисеринки пота, и бешено колотится сердце в груди. Неприятный осадок от сна пройдет нескоро. С трудом поднявшись на ноги, я упираюсь лбом в холодный металл школьного шкафчика, облегченно вздыхаю и стараюсь восстановить обрывки мельтешивших в голове воспоминаний. Вот я прижимаю каблуком своего сапога Елену к одному из шкафчиков и, клянусь, нет ничего лучше, чем видеть страдающее лицо этой мелкой сучки! А она, вместо того, чтобы сдаться, язвит по поводу моего желания заполучить бессмертие, которое я заслужила. Ах Гилберт, какая же ты дрянь! Пройди ты хоть малую часть того, через что пришлось пройти мне... Но нет, в отличие от меня, тебе посчастливилось иметь все, о чем я и мечтать не могла: заботливых друзей, беззаботную жизнь подростка, выпускные балы, Стефана Сальваторе. И, тем не менее, эта жалкая копия меня постоянно ноет, корча из себя мученицу всех времен и народов! Какой вздор, ей Богу! Просто судьба карает тебя за кражу чужого счастья, Елена.
Но Гилберт продолжала отбиваться, несмотря ни на что. Стоило мне наклониться к ней, погрузить руку в ее грудную клетку и подобраться к сердцу так близко... Вот же сука! Она вынудила меня принять лекарство, которое должно было достаться кому угодно, но не мне! Я вновь перешагнула черту. Желая обрести бессмертие, я приблизилась к смерти на целых два шага. Надо было сразу прикончить пресловутую Елену Гилберт, не тратя время на разъяснения и красивые жесты. Она не заслужила смерти, которую я хотела ей подарить, раздавив ее ничтожное сердце и запихнув ей подальше в глотку! Я до посинения отплясывала бы на ее высохших костях! Пора признать, что никто не вызывал во мне за пятьсот лет столько негодования, сколько эта восемнадцатилетняя простушка за последний год. И угораздило же ее стать вампиром, а? В человеческом облике она нравилась мне гораздо больше. Заполучив же силу и власть, она совсем зазналась и позабыла, кем является на самом деле. Сколько бед ты теперь принесешь человечеству, Елена? Надеюсь, много. Настолько много, что, мучаясь от самобичевания, ты сама себя уничтожишь. Или превратишься в меня. В ту, которую ты всегда презирала.

На меня начинала накатывать конкретная паника. Приложив ладонь ко лбу, я лихорадочно оглянулась. Вот это да, вот это жизнь. Уже завтра меня начнет преследовать паранойя, лет через десять я почувствую на себе всю силу времени, когда начнут выпадать волосы, ломаться ногти, стареть кожа... Все плохо, очень плохо! Думаете, чертовка Пирс готова пожертвовать своими внешними данными? О нет-нет-нет, этого не будет. Я многое готова отдать, чтобы оставаться неувядающим цветком. Кстати, это «многое» я уже отдала, гонясь за бессмертием, ослепленная фальшивой правдой и глупой болтовней Бонни! Оох, Кэтрин, пора бы тебе выучить самый главный урок – Елена Гилберт ее друзья высасывают весь сахар из твоей жизни.
Сколько усилий мне пришлось приложить, чтобы оказаться сейчас здесь? Немало жизней положить на алтарь смерти, с каждым разом убеждаясь в том, что только себе я могу доверять в этом мире. Я познала всю глубину одиночества, надеясь таки когда-нибудь избавиться от гложущей пустоты внутри себя. Но на это потребовались бы годы, которых теперь у меня нет. Бессмертие есть время. Сейчас же у меня нет ни того, ни другого. Супер, Кэтрин, просто класс!
Необходимо было как можно скорее добраться до домика, в котором я обосновалась несколько недель назад. Главная проблема сейчас заключалась в том, что на улице уже светало, а до моей обители было не меньше десяти километров. Пока я преодолею это расстояние, кто-нибудь обязательно настучит мне по голове, будь то местный бомж или один из свиты высокопочтенных братьев Сальваторе. Самое прискорбное, что помощи мне ждать было не от кого. Я одна, совершенно одна. И защитить себя я не смогу. У меня никогда не было друзей, лишь союзники, которые при нынешнем раскладе не имеют никакой ценности. Зато врагов и недоброжелателей у меня хоть отбавляй! Почему только сейчас я осознаю, насколько далеко зашла в своем стремлении заполучить все? От кого ждать хорошего отношения? Это же теперь придется просить других о помощи!? Скривив гримасу всепоглощающей боли и отчаяния, я только ускорила шаг, чтобы не попасться на глаза не тому человеку. Наверняка уже все в этом городе прознали, что несколько часов назад Кэтрин Пирс была повержена соплячкой Гилберт, теперь она настолько уязвима, что наконец-то и сама готова это признать. Теперь я не смогу отключить чувства, внушить, убежать, обвести всех вокруг пальца, спрятаться, быть на порядок сильнее остальных. Я не смогу как по щелчку пальцев раздобыть необходимую мне информацию, прибегая к угрозам и пыткам. Но кто сказал, что я не буду пытаться?...
Спустя века истории вновь стать слабым человеком – это, безусловно, новый интересный опыт. Смертельный риск и отчаянные попытки вернуть все на круги своя. Слишком сильно я вжилась в роль идущей впереди всех вампирши, чтобы так просто смириться с некогда утерянной человеческой составной. Для кого-то это было бы даром свыше, но у Кэтрин Пирс ведь все не как у нормальных людей.

0

118

За время своей вновь человеческой жизни я успела понять кое-что важное: голод – проблема не только вампиров, но и людей. Он мучает меня 24 часа 7 дней в неделю, независимо от того, сколько я могу съесть за целый день. Что-то странное происходило со мной. Это нормально – жрать как свинья на убой? Сколько времени пройдет, прежде чем моя задница увеличится втрое? Интересно, каждый человек испытывает то же, что и я или это последствия моего перерождения? Одно я знала точно – иногда есть хотелось больше, чем жить. Именно это и стало причиной, по которой я за последние несколько дней решилась отойти от дома на серьезное расстояние. Господа Медичи просили меня терпеливо дождаться завтрашнего дня, потому что, знаете ли, когда во всем городе очередное празднество, бегать по супермаркетам за сэндвичами для Кэтрин Пирс мало кому захочется. Наверное, сегодня тот особенный день, когда батон с колбасой для меня дороже собственной жизни.
  Город как обычно ликовал, а я радовалась лишь тому, что уже через пару сотен метров смогу заключить в объятия все свежеиспеченные марципановые булочки в этом городе. От одной лишь мысли о еде рот наполнялся слюной, я даже перестала обращать внимание на людей, двигающихся в такт музыке и отчаянно размахивающих руками. Если этой ночью меня не убьет один из городских вампиров, то кто-то обязательно зашибет в припадочном танце. Во мне нередко за время пребывания в Новом Орлеане боролось желание забыть о том, кто я такая, и присоединиться к беззаботной толпе. Но я не могла так рисковать. Стоило кому-нибудь узнать меня – мне не жить. Бояться можно было даже обыкновенного нападения вампира, которое в этом городе куда вероятнее, чем в Мистик Фоллс. А у меня до сих пор слишком много невыполненных планов и неутоленный голод мести. Сукин же ты сын, Максфилд! Одна лишь мысль об этом августинском ублюдке пробуждала во мне чувство неимоверной злости, а внутри что-то предательски сжималось, стоило лишь вспомнить о дочери, которую я рисковала потерять во второй раз. Всеми данными мне свыше усилиями я прогнала из головы мрачные мысли, утешаемая предчувствием, что уже через несколько минут воссоединюсь с любовью всей своей жизни. И, собственно, как нередко бывало за пятьсот лет, кто-то посмел нарушить все мои планы. В следующую секунду чья-то рука настойчиво развернула меня на все сто восемьдесят градусов. Задолго до того, как до меня дошло, кто передо мной стоит, моим локонам уже делался комплимент:
  – Не могла же ты так быстро накрутить волосы, – удивленно заметил незнакомец. Вау, надо же! Только я хотела спросить, не желает ли он получить рекомендацию по укладке, как молодой человек четко дал понять, что потревожил меня не за этим.
  – Кэтрин. Так ведь тебя зовут. В прошлый раз ты назвалась чужим именем, – и вот с ноткой грусти в голосе он раскрывает все карты. Кто ты такой, черт возьми?! Даже не представляю, что сейчас выражало мое лицо: шок, испуг, страх? Или все и сразу? Я была точно уверена, что это очередной неудачник из моего прошлого, которому я рассказала одну из своих баек, пообещала весь мир, а затем, оставив с носом, исчезла навсегда. И это «навсегда» закончится для меня прямо здесь и сейчас. Боже, во имя всех гамбургеров Америки, прости и сохрани! Негоже Кэтрин Пирс кончать столь нелепой смертью. Только не так, и не здесь, и вообще... черт, да этот парень просто псих! После соприкосновения со стеной я почти чувствовала, как позвонки трещат по швам. Еще этот жуткий запах перегара, которым разило от вампира, пожалуй, за километр... Быть человеком ужасно. А еще ужаснее осознать, что стоящий перед тобой мужчина – твой бывший любовник, брошенный и обманутый, наверняка желающий тебе смерти. А ты просто жалкий человек, не способный дать отпор. Еще один минус в копилку тысячи других минусов человеческой жизни.
– Энзо... – его же так зовут? Не успеваю я добавить несколько слов в свою защиту, как меня нагло перебивают. Похоже, он терзается в сомнениях – действительно ли я такая прогнившая, отчаянная сука, чья жизнь настолько пропитана негативом, что не стоит ни цента? Наверное, это так. И в коем-то веке я не слишком рада это признать. Что со мной делает новая жизнь? Она вынуждает меня в пух и прах растоптать репутацию бесстрашной и безразличной к чужим жизням вампирши. Разве этого я добивалась всю свою жизнь? И разве все шло к тому, что я сейчас обтираю спиной какую-то поганую стену, выслушиваю крик души пьяного вампира и не имею возможности сбежать, что делала всегда? Сбежать. Бежать. Беги. Я закрываю глаза и пытаюсь заполнить разум этим чудодейственным словом, но Энзо требует, чтобы я признала свои ошибки. Теперь только его вопрос «Ты правда, такая, как тебя описывают?» бьется в моей черепной коробке, вызывая головную боль. Ты хочешь откровений? Хочешь узнать правду? Тогда не смей упрекать, осуждать и говорить, что разочаровался. Иначе я расцарапаю тебе все лицо, глупый мальчишка.
  – И какая же я? Самодовольная стерва, манипулирующая чужими судьбами? Хочешь знать, действительно ли я иду напролом, беспощадно избавляясь от каждого, кто не успел увернуться? – я старательно проговариваю каждое слово, пропитывая злостью и ядом, исходившими изнутри, вызванными чрезмерным любопытством стоящего передо мной вампира. Моментально всплывают воспоминания, все самые гадкие комментарии в мою сторону, смешивающие гнусную ложь с печальной правдой. И голову ломать не надо, чтобы понять, кто и что рассказал Энзо обо мне. Елена Гилберт. И здесь свой нос сунула! Приукрасила она реальность или о чем-то не договорила? Занятно, весьма занятно. Очень уж напоминает ябедничество обиженной девчонки, желающей настроить всех против взрослой капризной тетки. Самое неприятное, что у нее это получается.
  – Неуловимая злодейка Кэтрин Пирс. Которую я так легко нашел, – красивая финальная фразочка от Энзо. Вот он уже проводит дрожащей рукой по моему лицу, а я никак не могу определиться, от чего перевозбуждена: от нахлынувших воспоминаний или его трепетных прикосновений? Как же он пьян! А я слишком уязвима, чтобы пытаться с этим бороться. Внезапно я почувствовала усталость, несколько минут нашей встречи слишком утомили, заставили разнервничаться и, возможно, получить травму позвоночника. В последнем не совсем уверена. Я что есть силы отталкиваю вампира от себя, что не очень-то легко сделать, когда его пьяное тело наваливается на тебя всем своим весом.
  – Не смей произносить мое имя, – пытаюсь сказать как можно более угрожающе, хотя нынче мои угрозы – просто детский лепет, – слишком многие желают моей смерти. – Я оглядываюсь по сторонам, внешне стараясь сохранять спокойствие. Если хоть чьих-то ушей коснется мое имя... Сегодня меня наверняка не прикончат, зато будут держать на мушке в последующие дни.
  – Я, надеюсь, ты напился не для того, чтобы сейчас мне все это здесь высказывать? Зачем ты вообще приехал в город? Отчаявшийся любовничек, надеющийся поплакаться в мою жилетку о жестокости и несправедливости этого мира? Да уж, жизнь еще не то преподнесет. Смирись. И отоспись, выглядишь просто омерзительно. – Не так уж и омерзительно, к слову. Просто навсего хотелось уколоть вампира словом, чтобы он не утруждал себя, находясь в моем трезвом обществе. Да и меня эта обстановка порядком напрягает. Хотелось попросить Энзо уйти, но вместе с этим я боялась, что не увижу его снова. За те две недели, что прошли, я о нем практически не вспоминала, но прошлое, пусть и недалекое, имеет свойство возвращаться. Иногда последствия могут обрушиться, как снег на голову. Как бы я не хотела этого признавать, но этот выходец из Италии может принести свою пользу. Вдруг он станет одним из немногих, желающих хоть на немного продлить мою ничтожную жизнь? Но главным остается другой вопрос. Знает ли он о том, что я человек?

0

119

Почему люди всегда силятся узнать всю правду об этом мире? Им нравится копаться в чужом грязном белье, лезть в чужие отношения и задавать вопросы, на которые на самом деле они не хотят знать ответы. Редко кто смирится с недосказанностью или обманом. Уверена, многие чувствуют себя жертвами происков Кэтрин Пирс. Ну а я что? Мне всегда нравилось играть с чужими судьбами, разбавлять правду щепоткой безобидной лжи, внушать, вынуждая повиноваться и следовать моим приказам. Это очень весело и неимоверно круто, сами попробуйте. Только те счастливчики, которым удавалось уйти живыми, рано или поздно возвращались, требуя правды. Что я должна была им отвечать? И что хотел от меня услышать Энзо? Мне было не жаль, поверьте, и ничуть не стыдно за все те неприятности, которые свалились на долю Елены во время моего нахождения в ее теле. Не удивлюсь, если с некоторыми из них она до сих пор пытается разобраться.
  Вампир, кажется, совсем не был удивлен моими словами. А я не слишком была удивлена его реакцией. Снова вопрос, на который вовсе не требовался ответ.
  – Ты – Господь Бог, чтобы не называть твое имя всуе? – Нет, черт возьми, Волан-де-Морт! Каков придурок! – Кэтрин Пирс кого-то боится, боится умереть. Вот это номер! – Это такая шутка? Он думал, что узнал обо мне интересный факт? Да ладно, по-моему, это очевидно, что большинство моих, мягко выражаясь, нехороших поступков было совершено из-за попытки выжить. Всем известно, собственная жизнь представляет для меня наивысшую ценность в этом мире. Видимо, Елена поведала моему новому другу не все, что следовало. Она упомянула, что принесенные мною жертвы были не напрасны? Очень в этом сомневаюсь.
  – О, нет. Даже не надейся. Мы просто играли в игру и подсчитывали грешки с помощью стаканов. – О, вы только посмотрите, да это же второй Деймон Сальваторе! Ни один анализ у него не проходит без выпивки. На трезвую голову Деймон думать, наверное, давно разучился, а теперь формирует эту привычку у своего давнего приятеля. Энзо, Энзо, Энзо... оставался бы он сегодня трезв. Тогда наши пути не пересеклись бы.
  Его слова вызывали воспоминания о той ночи, когда спустя долгое время я снова могла контролировать ситуацию. Приятное чувство. И это чувство было связано с мужчиной напротив. Я, оказывается, была ему небезразлична, а это многого стоило при моем-то положении. Энзо благодарит меня за совместную ночь, а я могу ответить лишь «Всегда пожалуйста», слегка разводя руками. Мне нередко приходилось слышать подобную хвалу от любовников, но только в единичных случаях это льстило точно как сейчас. Значит, хватка не ослабла. Природную привлекательность и особые таланты с принятием лекарства никто не отменял.
  – Ах да, Деймон! Умоляю, скажи мне, что расправился с ним, – на последних словах я позволяю легкой улыбке коснуться губ. Но, думаю, если бы Деймон Сальваторе был мертв, я бы давно знала об этом. Быть в курсе всех событий нынче нелегко, но вполне реально. Горемычные братья Сальваторе... только вот жалеть сейчас стоило Энзо. Ради чего он преодолел такое расстояние? Ради призрачной надежды услышать, как я его ждала? Не ждала. Но теперь начинаю понимать, как сильно в нем нуждаюсь.
  Могла ли я доверять ему? Нужно поторопиться. Он потерял надежду, он готов уйти, он желает мне долгой счастливой жизни. А в этом есть что-то милое. Будь я на его месте, разве не ринулась бы на поиски той самой девушки? Недавно заполучивший свободу, он нуждался в союзнике или... друге. Какое громкое слово. Хотя я все еще помню, как в тот вечер он был увлечен своей идеей о мести, вряд ли тогда Энзо интересовали любовные перспективы. Все-таки на его месте я оставила бы эту глупую затею с перемещением из города в город ради какой-то патологической лгуньи. Но он так заботится о том, достойной ли смертью я погибну. Что-то новенькое, ведь такой заботы обо мне еще никто не проявлял.
  Надо было позволить ему уйти, катиться к черту. Делай выбор, дура. Сейчас он или уйдет навсегда, или я могу попробовать извлечь свою выгоду. Наверное, когда-нибудь я пожелаю об этом.
  – Стой! – я окликаю вампира и мысленно прошу, останься. Я прикладываю холодную ладонь ко лбу, будто это поможет привести в порядок мысли и расслабиться. Сейчас придется просить, а я никогда ничего не просила в своей прежней жизни. На то вампирам и дана возможность внушать. И самым сложным было избавиться от этой привычки. – Просто выслушай! Судя по всему, ты не знаешь о лекарстве и самой интересной части этой истории. Я человек. Уже на протяжении полугода. И это невыносимо! – Не очень-то просто признать собственную ничтожность, особенно если ты Кэтрин Пирс. Страшно. Страшно непривычно. С каждым словом сердце бьется чаще на раз в минуту. Больше всего в этот момент я боялась реакции вампира. Нет, он меня не убьет, не посмеет. Вероятно, все-таки уйдет, оставив наедине со своим унижением. – Ты сказал, что слышал обо мне немало. Можешь себе представить, сколько врагов я успела нажить за пятьсот лет? – я умоляюще смотрела Энзо в глаза, раскрывая перед ним все свои страхи и слабости. – А этот город... он просто сущий ад для той, которая старается держаться от вампиров как можно дальше. Каждый день своей жизни я рискую просто выходя на улицу. – Суровая правда жизни. Я настолько раскисла, отсиживаясь дома, впустую прожигая и без того короткую жизнь. Бессилие изводило и нередко хотелось крушить все вокруг. Только последний кретин променяет жизнь вампира на человечность. И, по иронии судьбы, этого звания удостаиваюсь я.
  Но самое важное еще не сказано. Несколько заключительных слов застряли в горле, сопротивляясь доброй воле. Я ненавижу просить. Но я самая унылая фигура в этом городе и... – ...помощь мне бы не помешала. – Я серьезно сейчас произнесла все это вслух? Какое достижение! Пожалуй, теперь я могу немножечко возгордиться. Совсем скоро узнаем, как сильно у августинского вампира развито чувство сострадания.

0

120

Только подумать, как же легко возненавидеть другого человека. Выдумать свою версию правды, осудить, даже не попытаться разобраться в истинных мотивах. Ибо лень. Человечество деградирует, а я нахожу в этом свой плюс. Всем по душе ненавидеть меня, а мне по душе их ненависть. У нас, как бы это правильнее сказать... стопроцентное взаимопонимание. Лучше бы Энзо испытал ко мне то же самое чувство после проведенной вместе ночи и моего внезапного исчезновения наутро. Но нет, ему нужно было занять себя чем-то, и часть своего бесценного времени он потратил на приезд в Новый Орлеан и попытки возомнить из себя Шерлока Холмса. Так вот, ему не удалось. Снова все в этой жизни происходит по воле случая. Все те моменты, за которые я должна заплатить. И Энзо, кажется, был не прочь свести счеты.
  – Конечно может. Оказывается, не такая уж я и бессмертная, – и пусть я иронично усмехаюсь, но на самом деле ничего смешного в этом не вижу. Только душа болит уже полгода, тоскует по прежней жизни. Раньше я рисковала по-крупному, ставила перед собой задачи мировой важности, а что сейчас? Мой краткий список на каждый день – это суметь проснуться и продержаться до конца дня. Хотя главная цель остается неизменной – вернуть себе власть, силу и уверенность в завтрашнем дне. То есть снова стать вампиром.
  А Энзо не очень-то спешил мне верить. В принципе, все правильно, пусть действует не спеша. Разве что от его пристального взгляда становилось немного некомфортно, а на этой почве возникал ряд вопросов.
  – Мне нет смысла тебе лгать, – я пытаюсь убедить вампира в абсолютной правде, – но не стану предлагать проверить это. К слову, знай, что я принимаю вербену, – ложь. В последний раз я принимала вербену несколько месяцев назад, всю свою заначку давно использовала. С тех пор я даже забыла, какова она на вкус и как может «жалить». Увы, никто не мог мне подогнать новые запасы. Можно наведаться в гости к ведьмам Французского квартала, но, надеюсь, не стоит объяснять, насколько это неудачная идея.
  Тем не менее, сомнения не покидали вампира. Наверное, это очень странно – встретиться с легендарной леди Пирс, затем собственными глазами увидеть, как она превращается в капризную беспомощную девчонку, а потом припомнить все те гадости, которые раннее о ней слышал. Я бы, знаете, тоже запуталась в таком хитросплетении образов.
  – Похоже, что я шучу? – я вызывающе смотрела на Энзо, сложив руки на груди. Всего лишь хотелось, чтобы он поверил моим словам, ведь о таком даже я врать не стала бы. После стольких лет обмана с доверием возникали проблемы, когда оно действительно было нужно. – Да, я могла защитить себя, пока была вампиром. Могла выживать. Сейчас же эта задача усложняется в разы. – Даже больше – эта миссия практически невыполнима. Только благодаря чуду я до сих пор хожу по этой земле. Утешало лишь то, что слухи обо мне ходили правильные. Интересно, посмеется ли Клаус, когда узнает о том, что лекарство, за которое любой готов был умереть, в итоге досталось мне? Раз сто, наверное, позлорадствует, а потом захочет использовать в целях создания своих никчемных гибридов. От мысли, что моя жизнь может зависеть от выбора одного психически нездорового вампира, по спине пробежался холодок. Орлеан был для меня слишком непригодным городом, чтобы оставаться здесь навсегда. – Думаешь, я не рассматривала варианты? –  вопрос сопровождается дерзким тоном с ноткой презрения, в конце-то концов, он что, за дуру меня держит? Я бы уехала из этого города сразу же, да только в любом другом мои шансы на выживание, возможно, только уменьшатся. А план по возвращению в ряды вампиров? Он потерпит фиаско, стоит мне только на секунду от него отказаться. – Все не так легко, как кажется, – добавляю я напоследок и надеюсь, что любезные советики Энзо на этом закончатся. Только если он не пообещает мне царскую жизнь и гарантию безопасности в любом другом уголке земли – говорить нам больше на эту тему не стоит.
  – Почему я должен тебе помогать, назови хоть одну причину, – на этих словах вампир подходит вплотную, мое дыхание на секунду сбивается. Я и не думала, что получу желаемое за просто так, но втайне на это надеялась. Причины? После того, как я, возможно, ущемила его самолюбие? Только одна. Он хотел бы помочь, но гордость не позволяла сделать это безвозмездно. Особенно после того, как я дала знать, что приехал он зря. Зря искал меня, зря пытался узнать всю правду. Глупец. Я никогда не расскажу столько, чтобы сполна удовлетворить больное любопытство. Но ведь все в этом мире происходит не напрасно. Ни одна встреча, ни одно мгновение.
  Энзо заинтересовала сложившаяся ситуация, и невозможно было не заметить, как он находит выгоду для себя. – ...убеди меня, предложи что-то взамен. – Очень интересное предложение, практически единственное, которое я могу принять, если хочу находиться под надежной вампирской опекой. Что может предложить человек, у которого ничего нет? И которому почти нечего терять.
  – И что же ты хочешь? – я догадывалась. Удиви меня, Энзо. Раз я не могу что-то предложить, ты сам можешь взять то, что тебе нужно. Прежде хорошо подумай, потому что исполню я только одно твое желание.

0


Вы здесь » FRPG Dark Reunion » Administration » Бункер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC