FRPG Dark Reunion

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Dark Reunion » Administration » Бункер


Бункер

Сообщений 141 страница 150 из 219

141

знаете это чувство, когда выдается свободный вечер, но совершенно нечем себя занять? а все, мать его, потому что кто-то занят, кто-то не хочет вылазить из постели, а кто-то отменяет встречу, когда ты уже заплатил за такси и вовсю шлешь смски вроде «блять, ты где», потому что этот абонент не отвечает на звонки. потому что этот абонент чертов сукин сын. или дочь. это не важно. топая, махая руками и обрушивая на этот город несколько проклятий, я таки смогла перебеситься и решила, что домой вернусь пешочком. это отняло минут тридцать или сорок, точно не знаю, но пролетели они довольно быстро, так как я заняла себя разговорами с оператором. сделав вид, что положенные на счет бабки так и не начислились, я пересралась в пух и прах со всеми тамошними работниками по очереди, громоздя одну ложь на другую. логика истерически ревела, ибо ее не пригласили, да и люди из трубки, кажется, стали это понимать. однако волноваться уже не было причин, я заметила свет в окне маклемора и сбросила звонок. через центральный вход решила не заходить, воспользовавшись собственной привычкой не запирать створки в теплое время года. через минуту я ввалилась в свою комнату и безжизненно рухнула на пол. было настолько лениво двигаться, что я просто разблокировала телефон, словила вафлю и принялась гуглить всякие интеллектуальные статьи. в итоге меня хватило только на новости о европейской политике и пост с интересными фактами о дельфинах, так как дикий рев алфи из соседней комнаты отвлекал от чтения. впрочем, когда с этим живешь — перестаешь обращать внимание и больше не пытаешься узнать причину, по которой он там, возможно, в конвульсиях от смеха бьешься. верите ли, это любопытство нередко себе дороже.

иконки от уведомлений мозолили глаза, поэтому обновляю инстран, лайкаю новый евкин авчик и ловлю себя на мысли, что было не плохо тоже что-то запостить в сеть. лучше в инстаграм. и лучше это будет минутка из жизни маклемора. но что-то подсказывало, что даже моя психика не сможет выдержать того, чем он сейчас там занимается. завалившись на кровать, я пыталась заснуть. и, честно, я очень старалась, мне даже почти удалось положить на рыготание алфи огромный моржовый хер, но... нет!! сна ни в одном глазу, мозг почти вскипел. свист моего внутреннего кипятильника можно было услышать на соседней улице. и это значило лишь одно — маклемору требовался смачный апперкот.
— чувак, готова поклясться, ты там в полном неадеквате, — посмотрите, пожалуйста, не валит ли у меня пар из ушей? вскакиваю с кровати, немножко позабыв о том, что в последний момент сидела со скрещенными ногами. падаю на колени, издаю что-то вроде жалобного стона, однако точно знаю, что за восторженными воплями алфи не услышать и рев обозленного гризли. меня никогда не бесили его подобные приступы, это даже казалось привлекательным в силу его возраста. просто малкемор из того рода мужиков, которым в душе всегда шестнадцать. и насрать, что на деле на десяток больше. в общем, полный атас.
вся проблема в том, что какого-то хера он там припадочно веселится, а я уже утонула в подушках в отчаянных попытках заснуть. короче, если откинуть все эти рассуждения, то можно заметить, как хромая фурия арнетт приближается к дверному проему маклемора, желая узнать, из-за чего, собственно, весь кипиш. может, он всего лишь стручок свой теребит. и гогочет. дрочит и ржет. а что, это на него похоже. но я все равно хочу знать об этом.
четко слышу заключительное «ЕВА, СДЕЛАЙ МНЕ РИММИНГ!» и понимаю, что происходит. просто оно нажралось и терроризирует всех в телефонном режиме. просто это типичный маклемор. и к этому невозможно привыкнуть. мой сиюминутный гнев сменяется смехом, когда я переступаю порог его комнаты.
— фу, откуда ты вообще такие слова знаешь? — ставлю руки в боки, мол, грозная мамка, хотя не перестаю улыбаться как идиотка. как с этим человеком можно говорить о серьезных вещах? — ты просто псих, ты знал об этом? — интересно, зачем я вообще спрашиваю, потому что это знали все в округе. — готова поспорить, ты что-то вычитал в интернете И ЕЩЕ НЕ УСПЕЛ ПОЧИСТИТЬ ИСТОРИЮ, — я бросаюсь к компу прежде, чем до алфи вообще может дойти смысл моих слов. но будет полной лажей, если он все-таки удалил весь компромат или его не было и вовсе. вместо открытого браузера на экране открытый ворд и полет больной фантазии маклемора.
боже, зачем я это читаю? ииии блять, не поверите, но у меня только что был секс с евой браун. не наяву, ПОКА, потому что алфи, кажется, все к этому только ведет. я ржу как тварь. и краснею. но почему-то не могу перестать читать эту хуйню. — о, черт, какая лиричная драма, — и, судя по всему, браун тот еще ловкач! дохожу до финальной части с удушением и в мозгу щелкает, что такую ахинею еще придумать надо! — МАКЛЕМОР!! — хотя что маклемор, себя-то он не вписал. арнетт, прошу, сдерживай свои оргазмы!! господи, ну за что мне это, за что. хотя не каждый день про тебя порно этюды слагают. даже приятно. но: — ТЫ ПОКОЙНИК, ТАК И ЗНАЙ! — ору и тычу указательным пальцем в сторону главного номинанта на премию «долбоеба года», уже предвкушая, как он поплатится за свое творчество. — только не смей это удалять! ева должна прочитать! — и да, я все еще ржу. и браун тоже будет ржать. но что будет после — вот это самое интересное.

0

142

представляете, каково это — просыпаться каждое утро с мыслью о том, что ты жалкое ничтожное существо? не могу придумать причину, по которой человека подобные мысли могут преследовать на протяжении полугода, но если хотите пообщаться с одним из них — разыщите некую кэтрин пирс по адресу: штат луизиана, новый орлеан, а больше я вам ничего не скажу, ублюдки, ориентируйтесь на свой безупречный нюх. хотя на счет его безупречности я бы поспорила тысячу раз.
а теперь внимание! мне действительно ОСТОЧЕРТЕЛО целыми днями просиживать свою задницу дома, в то время, как этот город живет, поет и вершит свое собственное правосудие, которое мне бы несомненно пришлось по душе, будь я все еще вампиром. но законы, на которых стоит орлеан, не очень выгодны простым смертным, поэтому в моей комнате все двадцать четыре часа в сутки опущены и закрыты жалюзи. хотя, кажется мне, всем на это насрать. я просто люблю темноту. иногда даже молюсь в темноту, взывая к кому-то свыше, наверное, сатане даже. но единственный толк от этого — надежда. хахах. купились, да? никакая надежда в дьявола мне не поможет, даже принести кого-то в жертву будет слишком недостаточно. я просто открываю утром глаза, с облегчением отмечаю, что все еще жива, затем снова захлопываю веки и спокойно отдыхаю до обеда. иногда приходится вставать, ни свет ни заря, потому что в голову лезут всякие страшные мысли и о себе дает знать прогрессирующая паранойя. создается впечатление, что кто-то следит за мной, ждет моего выхода в свет, но, блин, не хочу вас разочаровывать, но я лучше еще один денек пересижу дома.
однако сегодня совершенно не тот день, потому что я хочу напялить что-нибудь в стиле «so cexy» и сходить за бутылочкой хеннесси, чтобы уж наверняка продали. помню тот день, когда какая-то продавщица поинтересовалась, есть ли мне двадцать один, что польстило, но возмутило не меньше. тогда я так старательно закатила глаза, что, думала, до конца жизни инвалидом останусь. не объяснить же тетеньке, что паспорта у меня нет и, надеюсь, никогда не будет, ибо нахрена? вообще люди бесят. ничего не знают, ничего не умеют и ничего не стоят, но строят из себя хозяев жизни. думая об этом, я сквозь стиснутые от злости зубы натягивала на себя самое приличное платье из всех, что имела в своем шкафу на данный момент. еще один из минусов новой жизни — это необходимость в хранении одежды, так как я не имею больше возможности вломиться в любой бутик и взять то, что нужно, чтобы потом где-нибудь выкинуть и не париться.  нет-нет, теперь все строго по правилам, черт бы их. ненавижу правила, н е н а в и ж у.
короче я смогла собраться с горем пополам и только для того, чтобы сходить в магазин! хотя, если мне сегодня повезет, я найду человека, готового распить со мной литр коньяка. желательно такого человека, который так же как и я терпеть не может коньяк. поэтому мы намешаем алкоголь с пепси и нас вставит уже со второго стакана. ах, мечты-мечты, которым не суждено сбыться этим ноябрьским днем. напяливаю на глаза очки, чтобы меньше внимания к лицу привлекать, а чувствую себя так, словно с похмелья отправляюсь в веселое путешествие за минералочкой.
верите мне или нет, но я просто шла по улице. спокойно шла. никого не трогала. даже ни о ком конкретном не думала, клянусь! разве что немного ликовала по случаю того, что в дневное время суток выбралась на улицу. я подходила к французскому кварталу, по соседству с которым находилась моя обитель. ирония судьбы, что ли, не пойму. но ведьмы во всяком случае лучше вампиров. только если, заметив меня, они не попробуют провести обряд экзорцизма. может быть, во мне и живет бес, но совсем не тот, которого нужно изгонять. проблема в том, что, как ни старайся, попытки будут тщетны. тут только силой магии гнать меня из квартала или прокричать мое имя, после чего я сама буду удирать со всех ног. на каблуках. это смешно сто про. можете попробовать. но в ночи я перережу вам глотку, так что это станет последней вашей проделкой.
— елена? — раздается где-то сбоку тоненький женские голосок с какими-то вопросительными нотками. как много елен вы знаете? я, например, лишь одну, которая сейчас ошивается в этом же городе. и варианта только два: или она где-то рядом, что значит мне хана, или это обратились ко мне, что значит нужно скорее определяться — среагировать или проигнорировать? а-а-а, слишком сложный выбор, потому что притворятся гилберт всегда весело, но и бесит не меньше. весь мир крутится вокруг этой никчемной девчонки, а я должна время от времени ему подыгрывать? ну, наверное, это все карма. да, свалим на нее.
поджимаю губы, разворачиваюсь и выдаю собеседнице фальшивую улыбочку. ой, вы глядите, да это же сама давина клэр! звезда всея нового орлеана, в чьих маленьких ручках умещается тонна ведьмовской силы. и как же это она спутала меня с драгоценной подружкой еленой? разве она не должна почувствовать угрозу? хотя, о какой угрозе я говорю, ведь могу-то максимум в жопу послать да лицо расцарапать. давина же суперсильная представительница девчонок на метле, что же она так лажает?
— давина, — произношу ее имя с какой-то непонятной интонацией, стараясь не наводить на себя подозрений, — привет, — вот, уже чуть лучше, хоть капелька доброжелательности. ты молодец, кэтрин.
и я знаю, что хвалить саму себя не самый яркий признак адекватности, но, думаю, я заслужила еще один день на этой земле.
— как ты? надеюсь, у тебя все в порядке? — господи, ну что я несу? был хоть намек на то, что у нее все плохо? но с другой стороны — разве сестра милосердия гилберт не готова помочь всем вокруг, даже если этого не требуется? короче, я в замешательстве. принимаю выражение лица елены и надеюсь, что меня не разоблачат в первую же минуту. может, удастся узнать что-то интересное. дава-а-ай же, клэр, подыграй мне! черт.

0

143

http://its-anselelgort.tumblr.com/page/21

0

144

-  AMANDA CAIM -
гордыня зависть гнев и похоть
чревоугодие и лень
читает мэнди список планов
на день

http://i65.fastpic.ru/big/2014/0825/cd/5dcaecfab9eef432fb59c2b5104f54cd.gif
- karen gillan -

Моя история началась девятнадцать лет назад. С тех пор меня величают Амандой Кэйм, но для самых близких я всегда остаюсь Мэнди. Стоит упомянуть о том, что меня воспроизвели на свет в прекрасном городе Манчестере, но по особым причинам я переехала жить в прекрасный Лондон. Большую часть своего времени я уделяю учебе в университете, изучая издательское дело и редактирование. Наверно, мне стоит упомянуть о том, что я безумно люблю парней, но мое сердце навеки принадлежит мне.

- ВРЕМЯ УВЛЕКАТЕЛЬНОЙ ИСТОРИИ -

если честно, я немного волнуюсь, ведь вдруг ненароком совру о том, чего на самом деле не было? но если вы не боитесь иметь дело с истеричками, то добро пожаловать в веселую жизнь мэнди кэйм. очень близкие мне люди пошатнули мою уверенность в собственной адекватности и самооценку в грязи вываляли. но давайте обо всем по порядку, потому что, в принципе, это история не о грустном.

я была уже вторым ребенком в семье писателей из манчестера, но, в отличие от томми, появилась на свет я уже в лондоне, примерно через год после переезда.
знаете, в чем плюс родителей-фантазеров? на ночь я слушала сказки не о красной шапочке (о ней я вообще узнала лет так в десять), не о золушке, не о дюймовочке и прочих героях из детства каждого ребенка, а прямо таки прямую трансляцию больного воображения от кэйм продакшн. но это ничего, потому что было весело и нередко я видела разноцветные сны.
иногда в нашей семье шутили, мол, мамка точно нагуляла нашу мэнди, а иначе как объяснишь, что я выглядела как красочное вырвиглаз маленькое пони? зато, знаете, меня никогда не теряли, потому что рыжая балда выделялась в толпе даже при росте метр тридцать.
росла я девочкой веселой, немного упертой, всегда старалась отстоять свою точку зрения, но при этом обожала анализировать и чужую, что и по сей день помогает мне объективно судить о множестве ситуаций. конечно, как и все дети, я вредничала, доставала своего брата. ах да, позвольте добавить, что рождение томми, грубо говоря, пересрало нашим родителям их блестящую карьеру, но, видимо, им так пришелся по душе весь этот процесс зачатия и возни с младенцем, что они почти сразу же решились обзавестись вторым - девочкой. это смахивает на сопливую идиллию вроде «старший брат защищает младшую сестренку» и бла-бла, не находите? ну так в общем-то нифига подобного, потому что эта сестренка бывает той еще акулой и готова перегрызть за братца горло.
брат за брата - так за основу взято (ц)
так что стоит поспорить, кто здесь кого защищает, хотя, так уж и быть, томми доминирует, властвует, унижает. но вы этого не слышали, договорились?
всю эту пылкую любовь к литературе во мне зарождали с ранних лет: в детстве и юношестве я любила почитать всяких там русалочек, принцессок, потом серьезные мелодрамы или фантастику, а вот классику терпеть не могла, но нам приходилось как-то уживаться. к чему я веду? в литературе я ничерта не шарю, поверьте мне на слово. даже повзрослев, я все еще люблю окунаться в чужие истории и переживать их с книжными героями, но я так же осознала, что реальная жизнь ничем не хуже той, что описывают на страницах тех же бестселлеров. наша жизнь невероятно многогранна, а молодость не вечна, так что стоит попробовать если не все, то многое, согласитесь! да и заскок у меня жутко глупый: хочешь читать - погрузись в книгу полноценно, а не сидя на паре или в метро. окружающий мир слишком отвлекает, и из-за этой принципиальности мы с книгами нередко берем паузу в наших отношениях. музыка для меня играет более важную роль.
помню, как родители всегда «мягко» навязывали нам с томми свои эти писательские штучки и все, что к ним прилагается. томми пришлось повиноваться и посвятить обучение в вузе литературе, но, я уверена, в чем-то он и сам туда всегда рвался. а вот меня принудить ни к чему так и не удалось. хотите знать, почему? так вот, слушайте самую ахуенную часть моей истории.
знаете, в каждой (или почти) семье есть человек, в основном ребенок, которого изредка воспринимают всерьез? ну, не знаю, может, когда-то мои слова и значили что-то для родителей, но не последние полтора года. все началось с того, что с бфф мы возвращались со школы, но решили заскочить в одно крутое местечко за шмотками. в общем-то, на выходе из торгового центра я заметила в ювелирном отделе своего отца. с какой-то женщиной. они что-то выбирали, смеялись и улыбались друг другу так искренне, что меня чуть не стошнило. сказать, что я прихуела - ничего не сказать, а как же было неловко перед подругой! с другой же стороны - это могло совсем ничего не значить, верно? ну, подумаешь, тетка какая-то. по в следующие дни, дома, я стала обращать внимание, чего не делала раньше, на все эти отцовские «встречи с друзьями» и «отъезды на рыбалку», особенно на рыбалку, с которой он постоянно возвращался без улова. мама списывала все на то, что наш папик - просто лох, которому даже рыба не дается. может, рыба и нет, но вот всякие белобрысые курицы точно. чтобы не разводить панику без веской причины, я на протяжении месяца вела слежку за отцом, даже томми пыталась подговорить, но он отказывался верить моим словам! приходилось делать все самой, так как доверять подобную тайну кому-то еще было слишком страшно и стыдно. за это время мне лишь дважды удавалось застать этих голубков, причем в таком контексте, после которого можно было бежать домой и вопить: «мам, мам, у папы левая женщина появилась!» и, увы, совсем не резиновая. но все было блять не так просто, потому что мне никто не верил! нет, ну прикиньте же? а когда мать стала сдавать меня отцу, мол, дочь наговаривает на тебя, он настолько приватизировал свои дальнейшие встречи, что с той бабенцией застать его было уже невозможно. однако чужой запах женских духов, которые я запросто могла унюхать, папины укоризненные взгляды в мою сторону и вся эта чепуха по поводу друзей и рыбалки доказывали обратное - роман все еще продолжался. да и вообще я ложь за версту чую, но этот человек мастерски избавлялся от любых улик, которые наша матушка была способна обнаружить. томасу вообще не было до этого дела, он считал, что мне просто не хватает внимания, а таким способом мне удается его заполучить. верите ли, это абсолютный бред. иногда я закрывала на все это глаза, иногда снова входила в роль шерлока холмса, но увенчалось это одним - я стала более нетерпеливой и резкой, чем прежде. доходило вплоть до того, что я орала матери и томасу в лицо, мол, вы совсем слепые, не видите ничего дальше своего носа и позволяете остальным себя дурить. а у отца же в свою очередь хватало наглости дерзить мне в ответ, опровергать всякие мои доводы и смотреть настолько леденящим взглядом, что я сразу же затыкалась и потом еще неделю не раскрывала рта по этому поводу. но, конечно, поскольку ругань повторялась вновь и вновь, родители решили //и неудивительно//, будто я спятила окончательно. единогласно они приняли решение записать меня на парочку консультаций к психологу, но, признаюсь, мне настолько понравилось выливать чужому человеку все скопление своего душевного дерьма, что я продолжала наши встречи еще некоторое время. на первых сеансах меня слушали, поддерживали, задавали наводящие вопросы, но вскоре все перешло на новый уровень - не имея, по видимому, никаких опорных фактов, мой психолог решил просто промыть мне мозг, как у них принято это делать. я не заметила, как вкрадчиво и осторожно он воздействует на мое сознание, но через несколько недель я была уверена в том, что действительно выдумала всю эту историю и вообще что я полная дурочка. да что уж там, я и сейчас так думаю. хотя к отцу отношусь все так же настороженно и недоверчиво. томас, кажется, все еще считает меня немного чокнутой, а мама жалеет, наверное, с теми же мыслями. все делают вид, что ничего не происходило, но ко мне снова начинает возвращаться чертова уверенность в собственной правоте.
и это был отрывочек, объясняющий, почему моя семья считает меня не от мира сего.
а вообще я поступила в лондонский университет и планирую связать свое будущее с издательским делом. а еще я тру граммар наци, и мои друзья ненавидят общаться со мной в фейсбуке, потому что я пресекаю любую их орфографическую ошибку. а представьте мою реакцию, когда кто-нибудь бросается фразочками по типу «а ты мне перезвОнишь?». я стараюсь уничтожить этого человека взглядом, направляя на него свои лазерные лучи смерти. ну я короче странная, вы поняли. еще я могу стукнуть его. но это зависит от настроения.
а вообще я хорошая и даже задумываю завести аккаунт на ютьюбчике, чтобы загружать туда все фейлы томми.

-  НЕМНОГО ОТХОДЯ ОТ ТЕМЫ -

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Хотите узнать мой уровень игры? Пожалуйста, не нажимайте.

0

145

план от первого лица:
писать о том в какой семье родилась и про брата
знаете, в чем плюс родителей-писателей? да еще и в жанре фэнтези? на ночь я выслушивала сказки не про красную шапочку (о ней я узнала вообще лет в десять), не о золушке, не о дюймовочке и прочих стандартных рассказов из детства, а прямо таки прямую трансляцию больного воображения от кэйм продакшн. но это ничего, все равно было весело и мне нередко снились разноцветные сны.
про то, что брат старше лишь на немного, но постоянно накаляет атмосферу, будто разница в десятке лет
посмеяться, мол, мамка нагуляла (как красочное вырвиглаз маленькое пони)
пошутить, что меня никогда не теряли, потому что рыжая балда была заметна в толпе даже с ростом метр тридцать
росла девочкой веселой, немного упертой, всегда старалась отстаивать свою точку зрения, но всегда прислушивалась и к чужой, что помогало оценивать любую ситуацию объективно
вредничала, как и все дети, доставала своего брата томми
когда родилась - уже переехали в лондон, если сначала родители явно думали, что ребенок - это немного лишнее, то с появлением мальчика им явно понравился весь этот процесс и они почти сразу же решились обзавестись еще одним малышом - девочкой
это смахивает на типичную сопливую идиллию вроде «старший брат защищает младшую сестренку» и бла-бла, не находите? так в общем-то нифига подобного, потому что и сестренка может быть той еще акулой и перегрызть за братку горло
брат за брата - так за основу взято (ц)
так что стоит поспорить, кто здесь кого защищает, хотя, так уж и быть, томми доминирует, властвует, унижает
родители - уильям и кейт были писателями, писали в жанре фантастики (видимо, все фантазеры - жуткие реалисты на деле, а непричастные к этому люди - сумасшедшие)
любовь к литературе во мне воспитывали с ранних лет, в детстве и юношестве я любила почитать всяких там русалочек, фантастику, а вот классику терпеть не могла, но приходилось как-то уживаться
в общем, повзрослев, я все еще люблю окунаться в книжные истории и переживать все с героями, но я так же осознала, что жизнь - очень многогранная штука
молодость бурная, невечная, стоит попробовать если не все, то многое, согласитесь. да и заскок у меня такой - хочешь читать - погрузись в книгу конкретно, а не сидя на паре или в метро по пути на учебу. окружающий мир отвлекает, и из-за этой принципиальности мои отношения с книгами иногда берут паузу. иногда слишком долгую, но это не важно. музыка играет более важную роль.
помню, как родители всегда "мягко" навязывали нам с томми свои эти писательские штучки и все, что к ним прилагается. собственно, если томми пришлось повиноваться и все-таки связать дальнейшую жизнь с литературой, я уверена, в чем-то он и сам всегда туда рвался. а я же не совсем. и навязать мне что-либо не удалось, но давайте  обо всем по порядку.
знаете, в каждой (или почти) семье есть такой человек, в основном это ребенок, которого никогда не воспринимают всерьез? ну, не знаю, может, мои слова и значили что-то для родителей, да, точно значили, когда-то. но не последние полтора года. все началось с того, что я возвращалась с бфф из школы, но мы не сразу направлялись домой, а решили смотаться за шмотками. в общем на выходе из торгового центра я заметила в ювелирном отделе своего отца. с какой-то женщиной. они улыбались, смеялись, что-то выбирали. сказать, что я прихуела - ничего не сказать. а как же было неловко перед подругой! а ведь с другой стороны - это совсем ничего не значило, верно? ну, подумаешь, мало ли с кем он и что они делают. но потом, дома, я стала обращать внимания, чего не делала раньше, на все эти отцовские "пойду позависаю у друзей, на рыбалке", особенно на рыбалке, откуда он нередко возвращался ни с чем. мама списывала все на то, что папашка просто лох, которому даже рыбы не даются. может, рыбы и нет, но всякие белобрысые курицы так точно. в общем, чтобы не разводить панику без веской причины, я следующие несколько месяцев иногда пыталась выследить отца, даже томми пыталась подговорить, но он отказывался верить моим словам! приходилось делать все самой, так как доверять кому-то еще было слишком страшно и стыдно. за следующий месяц мне лишь дважды удавалось увидеть эту парочку голубков еще раз, но в таком контексте, когда можно было бежать домой и размахивая руками вопить: "мам, мам, у папы левая женщина появилась". но все было блять не так просто, потому что мне никто не верил! нет, ну прикиньте же? а когда мама стала сдавать меня отцу, мол, дочь наговаривает на тебя, отец настолько приватизировал свои дальнейшие встречи, что с той бабенцией я его больше не заставала. но чужой запах женских духов //я-то ими не пользуюсь, учую запросто//, папины укоризненные взгляды и вся эта чепуха по поводу друзей и рыбалки доказывали обратное - роман все еще был в силе. да и вообще я ложь за версту чувствую, но папочка явно избавлялся от любых улик, которые мама была способна обнаружить. томасу вообще не было до этого дела, он считал, что мне просто не хватало внимания и я нашла способ его заполучить. но, верите ли, это было абсолютной чушью. иногда я закрывала на это глаза, иногда снова строила из себя шерлока холмса, но привело это к одному - я стала нетерпеливее и резче, чем прежде. доходило до того, что я вопила матери и томасу в лицо, мол, вы слепые что ли, не видите ничего дальше своего носа и позволяете остальным себя дурить. а у отца в свою очередь хватало наглости дерзить мне в ответ, опровергать всякие мои доводы и смотреть настолько холодным взглядом, что я сразу же затыкалась и потом еще неделю не раскрывала рта по этому поводу. но, конечно же, все ругани повторялись вновь и вновь, что в итоге родители решили //и неудивительно//, что я спятила окончательно. единогласно они записали меня на консультацию к психологу, но, признаюсь, мне настолько понравилось выливать чужому человеку все скопление своего душевного дерьма, что я продолжила посещать эти сеансы. в первое время меня слушали, поддерживали, задавали наводящие вопросы, но потом все перешло на новый уровень - видимо, не имея никаких опорных фактов, мой психолог решил просто вправить мне мозги, как они обычно это делают. я не сразу заметила, как вкрадчиво и осторожно он действует на мое сознание, но через несколько недель я была уверена в том, что выдумала всю эту историю и вообще что я полная дурочка. да что уж там, я и сейчас так думаю. хотя к отцу отношусь все еще настороженно и недоверчиво, томас, кажется, все еще считает меня чокнутой. мама жалеет, наверное, с теми же мыслями. все делают вид, что ничего не происходило. но ко мне вновь начинает возвращаться уверенность в обратном.
это был пересказ того, почему моя семья считает меня не от мира сего.
а вообще поступила в лондонский университет и связала свою будущее с издательским делом. а еще я типичный граммар наци, мои друзья ненавидят общаться со мной в фейсбуке, потому что я пресекаю любую их орфографическую ошибку, да и не только. а представьте мою реакцию, когда кто-то бросается фразочками по типу «ты мне перезвОнишь?». я стараюсь уничтожить этого человека взглядом. могу даже по голове дать. но это зависит от настроения.
а вообще я хорошая, правда, даже думаю завести аккаунт на ютубчике и скидывать туда все фейлы томаса.

0

146

это был один из тех дней, которые просто зашкаливают своей ебанутостью. во-первых, мы с девчонками ехали куда-то за город, внимание!!! на шоу трансвеститов. не помню, чьей это было идеей, но по определению она никак не могла принадлежать адекватному человеку. а об адекватности в нашей девчачьей компании можно было поспорить. в принципе, я была не против посмотреть на шоу каких-то иродов, вопрос лишь в том, что конкретно там можно увидеть? но нежелание выглядеть в глазах подруг тупенькой преобладало над желанием узнать эту правду. скоро сама все увижу. вряд ли в предстоящем зрелище что-то способно меня испугать больше, чем поразить до глубины души. и это после того, чем я сегодня занималась и что мне приснится уже через минуту. но обо всем по порядку.

во-вторых, пришло время «во-вторых». сейчас я вкратце, буквально в одном предложении, поведаю, как проходит мое пиздатое лето: я просыпаюсь, включаю ноутбук, клацаю мышкой на значок ромбика и создаю в симс персонажей с очень странными именами. сегодня утром мне будто моча в голову стукнула, я даже не умылась, потому что боялась потерять столь гениальную идею среди прочего хлама мыслей в моей голове. не то чтобы я романтик, но создала молодоженов «убийцу» и «сентябрь», несколько часов сюсюкалась с ними, пока это не вынесло мне мозг. я до последнего момента не подозревала, насколько символичными оказались имена моих героев. тогда я подумала о том, что:

а. лето еще не началось, а скоро сентябрь! и снова эта ебучая возня с университетом и желание как-нибудь по-творчески покончить с собой;
б. просто моя «сентябрь» засмотрелась на какого-то бородатого мужика [а борода, хочу заметить, отнюдь не показатель ахуенности!!!], поэтому я решила сжечь ее нахуй.

я не злая. и не жестокая. пока. зато если бы эта игра появилась еще в моем детстве — мама бы точно запретила мне в нее играть. но теперь я сама отвечаю за здоровье своей психики и, если честно, это слишком круто. главное не переходить грань и не применять такие методы борьбы с людьми в реальной жизни. но я смотрела, как ревет и скорбит «убийца», а потому, поборов лень, зашла на твиттер, который я вообще терпетьнемогу, и запостила соо «сентябрь горит @ убийца плачет» просто чтобы увековечить этот момент в истории. когда-нибудь я перечитаю весь тот несвязный поток своих твитов, внезапно обрывающихся в июне и возрождающихся в январе следующего года, буду ностальгировать и плакать. такое уже было однажды, можете не сомневаться.

если вы все еще задаетесь вопросом, как это связано с моей поездкой, то я поясню. этот утренний случай с симс сыграл со мной плохую шутку, став опорой к последующим безумиям в моем воспаленном мозгу. мне снился невероятно цветной сон, в котором эдвард каллен, тот самый из сумерек, будто умалишенный, призывал девятый по счету месяц в году. сентябрь блять. а его обрядовый танец был похож на предсмертную агонию дикого зверя. в общем, я хотела покончить с собой раньше назначенного срока, но когда песни эдварда стали напоминать невнятный адский скрежет, я поняла, что это не смешно, а пиздец как страшно. и по обычаю я обо что-то споткнулась, провалилась в небытие и с ужасом открыла глаза. резко отдернула голову в сторону, а еще секунду до этого, видимо, дрыхла на плече у эмили. или нет. сердце колотилось в грудной клетке настолько сильно, что его бешеный ритм, клянусь, пульсацией отдавал где-то в висках. ненавижу падать во снах. а вот теперь отчетливо прорезается головная боль. ну прекрасно. потираю лоб и задаюсь единственным вопросом:

— мы где? — нет, серьезно, где мы? как скоро прибудем? на улице скоро начнет смеркаться, автобус стоит, люди выходят. ну хорошо, если это долгожданная остановка, а не почти стопроцентная вероятность, что мы стали приманкой для джиперса криперса. нет, ну пожалуйста, скажите, что я просто накручиваю себя... но, независимо от обстоятельств, ссать хотелось очень сильно.

— пожалуйста, давайте сходим пи-пи — ну, вроде тактично. и только потому, что орать о «поссать» на весь автобус, полный людей, было слишком даже для меня. я обращалась не конкретно к трис или конкретно к эмили, скорее, к ним обеим, все же в неизвестном месте даже справить нужду лучше коллективно. и не так страшно. и весело. и почти бессмысленно, но весело же, а это главное!

перед глазами немного плывет, я вываливаюсь из автобуса, чуть ли не спотыкаясь через чьи-то вытянутые ноги, ну что за жопокрыл блять растянулся на половину общественного транспорта? с шумом втягиваю воздух, где-то про себя радуюсь отсутствию жары вечером, хотя, если бы пришлось проторчать вечер_ночь на улице, я бы начала радоваться обратно. впрочем, забавно, как резко все может измениться за какие-то несколько минут.

помните во-первых и во-вторых? так вот, в третьих — при возможности всегда ждите окончания пути, и не важно, в туалет вы захотели или кофе выйти попить, потому что, стоит ненадолго отвлечься, и пасущиеся в чистом поле буренки станут твоей компанией на остаток дня.

0

147

бля, как же бесит. бля, когда же вы уясните для себя, что я не стану развивать эту тему, мусолить прошлое в попытках выяснить, кто же прав, а кто виноват. бля, я просто хочу, чтобы вы оставили меня в покое. бляблябля. в голове один лишь мат, потому что я не знаю других слов, которыми сейчас можно выразить мое состояние. это просто... это просто пиздец! зачем раздирать и без того кровоточащую рану? чтобы подсыпать больше соли? ну, вам это удалось, спасибо.

— кэтрин, пожалуйста, поешь нормально, — тревожным голосом просит отец, он буквально процеживает каждое слово сквозь стиснутые зубы. наверное, ему нелегко дается сдерживать свои эмоции, продолжать проявлять терпение даже через столько месяцев. да, пап? прости, пап, но ты же знаешь, что я не могу спокойно сидеть с вами за одним столом и продолжать делать вид, что ничего не случилось. нет, не так. просто ты же знаешь, пап, что мне слишком сложно пережить это. ты знаешь, что я виню вас. ты знаешь, что меня лучше не задевать. ТАК КАКОГО ЖЕ ЧЕРТА ТЫ ДЕЛАЕШЬ ЭТО СНОВА?

будто мантру, он снова повторяет, что это все мой переходный возраст. прости, что-что блять? переходный возраст!? в двадцать лет-то? ну окей, допустим так. допустим, я глупое дите, которое хочет винить всех вокруг, только бы не думать о своей вероятной причастности к трагедии. допустим, я просто накручиваю себя, обманываю, но никогда не признаюсь в этом самой себе. и мы оба это знаем.

он начинает развивать эту тему, а я не могу, я не стану. через несколько слов, через несколько секунд я уже срываюсь на крик, называю его бесчувственной сволочью. и не только его. всех вокруг. я не хочу этого говорить, мне больно от собственных слов, но что я еще должна сделать, чтобы он наконец-то заткнулся? до конца не могу разобраться, кто из нас ведет себя неправильно, кто здесь хороший, а кто нет. а мне не дают закончить. а мне плюют в лицо и просят забыть.
мать снова расстраивается, причем очень сильно, но утешать ее потом не мне. и это единственное, что радует сейчас. хочу послать их глубоко в задницу, но язык не поворачивается. я знаю, что это неправильно, несмотря на то, что своей болтовней и просьбами они доставляют мне слишком много неудобств. я чувствую, как к глазам подступают слезы, все очень плохо. кричу, что не могу и дальше жить здесь, ежедневно выслушивая их упреки по поводу и без, взбегаю по лестнице на второй этаж и захлопываю дверь.
обидно, вот блять очень обидно. не могу больше сдерживать слезы, в спешке собираю какие-то шмотки и вылажу в окно.


зачем рушить мою иллюзию? не идеальную, и без того хрупкую, но способную помочь мне справиться с утратой сестры. нетнет, это некрасивое, совсем неподходящее сюда слово! ведь она всего лишь пропала. всего лишь потерялась. и когда-нибудь она к нам вернется. возможно, нескоро, возможно, не прежней, но она вернется и на душе будет спокойно. так же, как и раньше. так же, как и должно быть.
как можно так быстро смириться с ее... отсутствием? или это я слишком долго отхожу? иногда, клянусь, я верю в то, что отец всего лишь надевает маску... безразличия? нет, это не безразличие, это скорее спокойствие и принятие неизбежного. это попытки жить дальше, которые пока мне недоступны. может, именно из-за этого я так сильно злюсь? почему у всех получается смириться, а у меня нет?
я что, рыжая блять?

слишком много вопросов, слишком сильно раскалывается голова, слишком темно и холодно. я уже раз четвертый или пятый спотыкаюсь обо что-то, а это бесит еще сильнее!!! еще один раз, и я точно отобью себе носки сапог, если только уже этого не сделала. сумка полна всякого хлама и очень давит на плечо, появляется почти неконтролируемое желание зашвырнуть ее кому-нибудь под колеса. причем одному из тех придурков, кто, проезжая, сигналит настолько продолжительно, что потом в ушах звенит еще минут десять. я что, шлюха какая-то?
ну да, я иду по-над трасой.
поздним вечером.
за городом.
одна.
раз за разом ловлю попутную машину.
но всем или не по пути, или я шалава, или «за двадцатку давай?»
Ч Т О?
почему люди настолько безразличные и конченные? просто конченные. всем своим естеством.

снова проезжает какой-то ублюдок, в чьей голове наверняка тьма тьмущая дерьма, которое не выбить, потому что я совершенное не пойму, нахуя он бибикает? и проезжает дальше. я же не бросаюсь под колеса. пока не бросаюсь.
холод давно просочился через одежду, но я терпела, а теперь же время сдаться, пока я не превратилась в ледышку. застегиваю куртку, засовываю руки в карманы, иду. иду. иду. бешусь, но продолжаю передвигать ногами, потому что другого выхода нет. надо было вызывать такси еще час назад, а не полагаться на то, что кто-то нормальный попадется мне по пути.
хотя, денег у меня почти нет. я угрохала тупо все. и не взяла еще. глуповато, да? знаю.
но мне бы всего лишь добраться к мэдисон до утра. всего лишь до утра... у меня впереди еще целая ночь, за которую я сотню раз успею проклясть этот мир и послать в жопу мимо проезжающих водителей. но это еще успеется. а пока надо попробовать словить еще одну машину, потому что терпение да исходе.
оо, как раз едет кто-то, надеюсь, не мудак. выставляю руку, прыгаю на месте, мысленно уполяюпрошу, чтобы не проехал мимо. пусть остановится, пожалуйстапожалуйстапожалуйста.
оооо, слава богу!!! залажу в приоткрытое окно по самые локти, надеюсь, выгляжу не очень дико...

— извини, парень, — ээ, мужик, — ты куда едешь? мне нужно в //название городка//, это около сотни километров на запад, — ну, я не уверена, конечно, но вроде того...
— а ты, знаешь, не похож на маньяка, — вообще-то похож, но все равно внушает доверие. я труп, да? — и еще у меня нет с собой денег. ни цента. а мне оочень нужно попасть туда, причем как можно скорее! — умоляюще смотрю на мужика, мужика бля! мне посчастливилось остановить именно неизвестного мужика. ночью. который или довезет меня до места назначения, или увезет в другом направлении. а там одному лишь богу известно, чем все закончится.

0

148

имоджен путс, саша грей, хлоя морец, шелли хенниг, игги азалия, карен гиллан

0

149

ты когда-нибудь задумывалась что такое настоящий страх?
который действительно заставляет леденеть кровь в жилах
ты читала книжки, ты смотрела фильмы, сопереживала с героями, кричала "не иди туда!", ставила себя на их место, пыталась представить их ощущения
но это не то
совершенно не то
ты знаешь, что они всего лишь герои, актеры, фальшивые (?) жертвы
важно лишь то, что это не ты
у тебя все хорошо в жизни, но ты знаешь, каково это - бояться за кого-то, бояться за себя, за свою жизнь
ты знаешь, что это настолько ужасно, страшно, что и злейшему врагу не пожелаешь
ты знаешь это из снов
ведь только во снах мы, не пережив чего-то, прочувствуем это настолько реалистично и ярко, что никогда не забудем
никогда
ты всегда была в контрах с отцом. ты знала, что не нужна ему, только твоя мать, уважение которой он пытается завоевать, поэтому пытается казаться хорошим отцом. ты знаешь, что ему не все равно на тебя, но из крайности в крайность. он не звонил, не писал, не предлагал провести вместе время. но в любой беде, даже когда ты ехала на такси без денег, он всегда оказывался полезным и помогал решить эти проблемы.
не это ли важно, мэнди? но выводить из себя у него получалось лучше чего-либо другого. и в такие моменты ты действительно хотела, чтобы у тебя вообще не было отца. иногда, когда в очередной раз доведет, ты хотела, чтобы он умер. это неправильно, эгоистично, слишком жестоко, но иногда ты действительно этого хотела. потом извинялась перед богом, потому что такие ужасные вещи никому прежде не желала и не хотела бы, чтобы это произошло.
даже с твоим отцом. ты не плохой человек. ты просто невразумительный подросток.
мыслям, на которых ты зацикливаешься, свойственно сбываться. слава богу, вам все всегда сходит с рук.
слава богу.
спасибо господи.
ты бы не пережила этого, мэнди.
ты бы винила себя в недосказанности, в предвзятости, в несправедливости этого мира.
от тебя всегда что-то утаивали. и это раздражало, злило, бесило. по кусочкам поедало твое доверие, доверие самым близким людям. но тебя всегда считали ребенком, что ли... они думали, что ты не поймешь, ну или коль не можешь посодействовать в решении проблемы - знать тебе необязательно.
но ты всего лишь хотела бы знать.
недосказанность строит огромные баррикады, преграды. такое нельзя скрывать от семьи.
через интернет ты связалась с бабулей, которая уже несколько лет проживает в другой стране и поговорить с ней вживую - задача та еще. она предостерегала тебя, мэнди, потому что ты просто глупое дите. ты думала, что ничего страшного произойти не может. только не с тобой. только не с твоими близкими.
но бабуля спросила, помнишь ли ты, как твоего отца пытались убить пару месяцев назад.
честно, ты не сильно удивилась, с нынешней ситуацией ведь все возможно. а тебе никогда ни о чем не рассказывают. но бабушка всегда была с тобой откровенна, и только в тот момент ты поняла, насколько важна честность.
и ты слушала. и плакала. "боже, это так страшно" - все, о чем ты могла думать. ты отказывалась верить, что это действительно случилось с твоим отцом. его пытались убить. его пытались УБИТЬ. УБИТЬ ПЫТАЛИСЬ, МЭНДИ! ОТЦА ТВОЕГО!
тебя не было там. но ты знаешь, каково это. тебе приснилось это.

ты возвращаешься домой поздно ночью. ты привыкла уходить от подруги далеко за полночь. а идти немало. но ты идешь, потому что транспорта нет, потому что другого выхода нет. сама. и тебе почти не страшно. ты привыкла.
ты подходишь к дому, осталось каких-то сто метров! вот перейдешь дорогу, преодолеешь еще каких-то пару десятков метров, отворишь дверь и окажешься в родной обители. завалишься на мягкие подушки и заснешь, даже не раздеваясь. ты всегда так депрлаешь. дом, уют, он совсем рядом.
ты проходишь мимо машины, ты знаешь, что там сидят они. в последнее время они патрулируют районы по ночам. поэтому установили комендантский час. потому что слишком опасно находиться на улице в это время. они опасны. но ты никогда не встречала их прежде. ты всего лишь раз окинула их взглядом, убедившись, что они не в себе. накурены, вооружены, их несколько человек. сердце подскакивает и клокочет где-то в горле. ты ускоряешь шаг и надеешься, что дойдешь без происшествий.
но они окликают тебя, просят остановиться. нет. они не умеют просить и не станут. они требуют. ты могла бы побежать, но заранее знаешь, что это никого не спасет, только усугубит ситуацию. ты же девчонка. они же долбоебы.
ты слышишь резкий щелчок - перезарядка. "господи, пожалуйста, пожалуйста" - ты просишь, но сама не знаешь о чем. надеешься, что окликнули вовсе не тебя. но вокруг нет никого другого. пиздец как страшно.
оборачиваешься, подходишь, приветствуешь. они спрашивают, почему ты ночью ошиваешься на улице. отвечаешь, что возвращалась от подруги. но в ответ лишь упреки, нотации, насмешки. блять. сука. я могу пойти, пожалуйста? пожалуйста. начинаешь дрожать, но не подаешь виду. им незачем знать, что ты напуган до смерти. замечаешь за пазухой одного из них пистолет. он потирает рукоять большим пальцем, но ты резко отводишь взгляд, мол, ничего не заметила. именно он через секунду говорит тебе, что ему не понравился взгляд, который ты бросила в их сторону, проходя мимо.
но
ты он же ничего не выражал? или да?... дрожащим голосом ты пытаешься что-то ответить, оправдаться, скрещиваешь пальцы и стараешься унять дрожь. блять, как же тебе охото провалиться сквозь землю. а еще ты не знаешь ни одной молитвы. они смеются, стебут, самый ближний делает глубокую затяжку и выдыхает тебе в лицо. ты ненавидишь сигареты и тем более табачный дым. но сохраняешь покерфейс, потому что не знаешь, как себя вести. будешь смиренной девочкой. будешь слушать и говорить то, что они захотят. они же скоро отпустят, да? сердце бьется как бешеное. блять, успокойся, мэнди. господи, успокойся же ты! все будет хорошо. они не тронут тебя. тебе всегда все сходит с рук, слышишь?
но не успеваешь и моргнуть, как один из них заворачивает тебе руки за спиной, а другой приставляет ствол к виску.
БЛЯТЬ, ПИЗДЕЦ, НАХУЙ
ВЫ СЕРЬЕЗНО?
ЗА ЧТО?
раз.
ты боишься даже вздохнуть, хотя дыхание перехватило напрочь. нахуй перебило блять!!!!
очень осторожно делаешь судорожный вдох. боишься, что они заметят и перекроют доступ к кислороду.
два.
они слишком стремные. у того, кто тычет дулом в висок, вообще один глаз подбит. и это освещение от уличного фонаря. от него ужасно воняет перегаром.
три.
не смей закрывать глаза!! не вздумай их закрывать! хуже ведь будет. лучше следить за каждым шагом, который они могут предпринять.

почему ты не слышишь собственного сердцебиения? его нет? остановилось? ты умерла?
блять, я умираю.
ебатьебать. пожалуйста, господи, помоги мне. прости за все грехи. за все недобрые мысли. пожалуйста, прости.
ты не обращаешь на боль в руках. а есть ли она? не видишь себя но стороны, но позволь отметить, что взгляд у тебя напуганного олененка. вскоре, возможно, подстреленного.
страшно. слишком страшно. ахуеть как страшно.
подумаешь, ну умрешь ты, и что? все умирают, рано или поздно. но твой день именно сегодня.
а будет больно? а как же мама? она узнает ,что я не виновата? не в этот раз. правда, я не виновата! я ничего не сделала, пожалуйста, скажите моей маме...
ты не хочешь, чтобы твоей маме было больно. ты же ее единственная дочь. тебе насрать на себя. почти насрать. важнее лишь то, как это изменит мир вокруг тебя.
лучше бы никак.
он говорит что-то неприятное, грубое, угрожающее. называет тебя шлюхой и сукой. и пусть тебе все равно на его слова, но они задевают.
почему они делают это? ах да, они же укуренные. и бухие. неадекватные. на голову больные! но почему-то от этого не легче. ведь это не изменит того факта, что они убьют тебя. выстрелят в голову. пиздец.
осознавать, чувствовать, что твоя жизнь в чьих-то руках так... страшно, страшно безысходно. это безвыходность, с которой ты до самого выстрела не можешь смириться.
только наличие пули в твоей башке прекратит внутренние терзания и даст ответ на вопрос - он убьет меня?
сердце снова забилось где-то в глотке. будто пульсирующий ком, которым ты вот-вот подавишься, мэнди. надеюсь, это не так больно, как выстрел в голову.
интересно, как ты до сих пор стоишь на ногах? ведь все силы уходят на то, чтобы не удавиться страхом.
ссссукааааааа
убейте меня поскорее, пожалуйста
сколько времени прошло? минута, две? тридцать секунд? что, вы серьезно? ну нихуя ж себе.
кажется, ты сейчас задохнешься от возмущения. или от страха, который, словно яд, пропитал каждую клетку твоего обмякшего тела.
нет, ты еще жива, подожди.
смотри, мэнди, сюрприз!
он толкает тебя в спину и просит проваливать. а тебе еле удается устоять на ногах. ты просто боишься падать! боишься, что в итоге не сможешь подняться и тогда уж тебя точно прикончат.
ну. нихуя. ж. себе [2]
ты даже не оборачиваешься, опасаясь, что они передумают. ты идешь. переходишь дорогу. и молишься. боишься, что выстрелят прямо в спину. ты боишься этого с той самой секунды, как споткнулась об узел собственных ног и чуть ли не поцеловалась носом с асфальтом.
стараешься идти спокойно, через метров пятнадцать ускоряешь шаг, будучи уверенной в том, что все обошлось. если бы хотели выстрелить - давно выстрелили бы, не так ли?
тело пробирает дрожь. на глазах выступают слезы. ты так боишься, господи, так боишься. и ты начинаешь реветь. как последняя идиотка ты ревешь, то ли от радости, то ли от ебаного страха! наверное, из-за второго.
удастся ли когда-нибудь тебе забыть об этом, а, мэнди?
скрываешься из поля зрения и переходишь на бег. ноги дрожат, но осталось совсем немного. только не упади. только не расшибись в лепешку. потому что ты должна жить. должна. жить.
открываешь дверь, залетаешь внутрь и запираешься на все замки. ложишься в кровать и пытаешься заснуть. но в голове снова и снова прокручиваешь ту самую картину, все до мельчайших подробностей. и утираешь слезы подушкой. потому что они застилают глаза, мешают видеть. а тебе нельзя закрывать глаза, мэнди! ты не уснешь всю ночь, ну и пусть. не уснешь и на следующую. и через неделю.
но и плевать.
ты не забудешь этого никогда.
насрать.
сейчас главное - дыши.

Отредактировано Elena Gilbert (2014-09-07 04:12:15)

0

150

— — — — — — — — — —
бабуля рассказывала о том, как твоего отца пытались убить. « боже, это так страшно » — все, о чем ты могла думать. ты отказывалась верить, что это действительно случилось с твоим отцом. его пытались убить. его пытались убить. УБИТЬ ПЫТАЛИСЬ, МЭНДИ! ОТЦА ТВОЕГО!
тебя не было там. но ты знаешь, каково это. тебе приснилось это.

— — — — — — — — — —
ты возвращаешься домой поздно ночью. ты привыкла уходить от подруги далеко за полночь. а идти немало. но приходится пешком, потому что транспорт давно не ходит, потому что другого выхода нет. сама. и тебе почти не страшно. ведь ты привыкла.
ты уже близко, осталось совсем немного! вот перейдешь дорогу, преодолеешь какие-то пару десятков метров, отворишь дверь и окажешься в родной обители. завалишься на мягкие подушки и заснешь, даже не раздеваясь. ты всегда так делаешь. дом, он совсем рядом.
ты проходишь мимо машины, ты знаешь, что там сидят они. в последнее время они патрулируют районы по ночам. поэтому установили комендантский час. слишком опасно находиться на улице в такое время. они опасны. но ты никогда не встречала их прежде. всего раз окинула машину взглядом, убедившись, что они не в себе. накурены, вооружены, их несколько человек. сердце подскакивает, больно бьется о грудную клетку, ты ускоряешь шаг и надеешься, что дойдешь без происшествий.
но они окликают тебя, просят остановиться. нет. они не умеет просить и не станут. они требуют. ты могла бы побежать, но заведомо знаешь, что это никого не спасет, если только не усугубит ситуацию. ты же девчонка. а они долбоебы.
слышишь резкий щелчок — перезарядка. господи, пожалуйста, пожалуйста. ты просишь, но сама не знаешь о чем. все еще надеешься, что окликнули вовсе не тебя. но вокруг никого. пиздец как страшно.
оборачиваешься, не спеша подходишь, приветствуешь. они спрашивают, почему ты ошиваешься за улице так поздно. отвечаешь, что возвращалась от подруги. но дальше лишь упреки, нотации, насмешки. блять. сука. я могу уйти, пожалуйста? пожалуйста. ощущаешь мелкую дрожь, но не подаешь виду. им незачем знать, что ты напугана до смерти. замечаешь за пазухой одного из них пистолет. он потирает рукоять большим пальцем, но ты резко отводишь глаза, мол, не заметила оружие. именно этот мужчина через секунду говорит, что ему не понравился твой взгляд, брошенный в их сторону минуту назад.
но
он же ничего не выражал? или да?.. неуверенным голосом ты пытаешься что-то ответить, оправдаться, скрещиваешь пальцы и стараешься унять эту чертову дрожь. блять, как же тебе охото провалиться сквозь землю. а еще ты не знаешь ни одной молитвы. они смеются, стебут, самый ближний из них делает глубокую затяжку и выдыхает тебе в лицо. ты ненавидишь сигареты и тем более табачный дым. но сохраняешь каменное лицо, потому что не знаешь, как себя вести. будешь смиренной девочкой. будешь слушать и говорить то, что они захотят. они же скоро отпустят, да? сердце бьется как ненормальное, обливаясь адреналином, качает темную кровь, разносит по венам страх. в мыслях страх. он повсюду.
многочисленными иглами вонзается в кожу, накрывает оглушающими волнами, не дает продыхнуть, топит, но затем снова возрождает. и все, сука, по новой.
ебаныйврот, успокойся, мэнди. господи, успокойся же ты! все будет хорошо. они тебя не тронут. тебе всегда все сходит с рук, слышишь?
но не успеваешь и моргнуть, как один из них заворачивает тебе руки за спиной, а другой приставляет ствол к виску.
БЛЯТЬ, ПИЗДЕЦ НАХУЙ
ВЫ СЕРЬЕЗНО?
ЗА ЧТО?

раз.
ты боишься даже вздохнуть, дыхание перехватило напрочь. нахуй перебило блять!!!
очень осторожно делаешь судорожный вдох. боишься, что они заметят и тогда уж точно перекроют доступ к кислороду.
два.
они слишком стремные. у того, кто тычет дулом в висок, вообще один глаз подбит и отек. и это дерьмовое освещение от уличного фонаря. ааа, кошмар. еще от мужика ужасно воняет перегаром.
три.
не смей закрывать глаза!!! не вздумай их закрывать! хуже ведь будет. лучше следить за каждым шагом, который они могут предпринять.

почему ты не слышишь собственного сердцебиения? его нет? остановилось? ты умерла?
блять, я умираю.
ебатьебать. пожалуйста, господи, помоги мне. извини за все грехи. за все недобрые мысли. пожалуйста, прости.

ты не обращаешь внимания на боль в вывернутых руках. а есть ли она? не видишь себя со стороны, но позволь отметить, что взгляд у тебя испуганного олененка. вскоре, возможно, подстреленного.
страшно. слишком страшно. ахуеть как страшно.
подумаешь, ну умрешь ты, и что? все умирают, рано или поздно. но твой день именно сегодня.
а будет больно? а как же мама? она узнает, что я виновата? не в этот раз. правда, я не виновата! я ничего не сделала, пожалуйста, скажите моей маме...
ты не хочешь, чтобы маме было больно. ты же ее единственная дочь. тебе насрать на себя. почти насрать. важнее то, как это изменит мир вокруг тебя.
лучше бы никак.
он говорит что-то неприятное, грубое, угрожающее. называет шлюхой и сукой. и пусть тебе, по сути, все равно на его слова, но они задевают.
почему они делают это? ах да, они же укуренные. и бухие. неадекватные. на голову больные! но почему-то от этого не легче. ведь это не изменит  того факта, что они убьют тебя. выстрелят в голову. пиздец.
осознавать, чувствовать, что твое жизнь в чьих-то руках так... страшно, страшно безысходно. эта безвыходность, с которой ты до самого выстрела не можешь смириться. только наличие пули в башке прекратит внутренние терзания и даст ответ на вопрос — он убьет меня?
сердце снова забилось где-то в глотке. будто пульсирующий ком, которым ты вот-вот подавишься, мэнди. надеюсь, это не так больно, как выстрел в голову.
интересно, как ты до сих пор стоишь на ногах? ведь все силы уходят на то, чтобы не удавиться страхом.
ссссукааааааа
убейте меня поскорее, пожалуйста.
убейте ее поскорее, давайте же!
сколько времени прошло? минута? две? вечность? тридцать секунд? вы что, серьезно?! ну нихуя ж себе.
кажется, ты сейчас задохнешься от возмущения. или от страха, который, словно яд, пропитал каждую клетку твоего выдохшегося организма.
нет, ты еще жива, подожди.
смотри, мэнди, сюрприз!
он толкает тебя в спину и просит проваливать. а тебе еле удается устоять на ногах. ты просто боишься падать! боишься, что в итоге не сможешь подняться и тогда уж тебя точно прикончат.
ну. нихуя. ж. себе [2]
ты даже не оборачиваешься, опасаясь, что они передумают. ты просто идешь. переходишь дорогу. и молишься. боишься, что выстрелят прямо в спину. ты боишься этого с той самой секунды, как споткнулась об узел собственных ног и чуть ли не поцеловалась носом с асфальтом.
стараешься идти спокойно, через метров двадцать ускоряешь шаг, будучи уверенной, что все обошлось. если бы хотели выстрелить — давно выстрелили бы, не так ли?
тело пробирает дрожь. снова. на глазах выступают слезы. ты так боишься, господи, так боишься. и ты начинаешь реветь. как последняя идиотка ты ревешь то ли от радости, то ли от ебаного страха! наверное, из-за второго.
удастся ли когда-нибудь тебе забыть об этом, а, мэнди?
скрываешься из их поля зрения и переходишь на бег. ноги дрожат, но осталось совсем немного. только не упади. только не расшибись в лепешку. потому что ты должна жить. должна. жить.
открываешь дверь, залетаешь внутрь и запираешься на все замки. ложишься на кровать и пытаешься заснуть. но в голове снова и снова прокручиваешь ту самую картину, все до мельчайших подробностей. и утираешь слезы подушкой. потому что они застилают глаза, мешают видеть. а тебе нельзя закрывать глаза, мэнди! ты не уснешь всю ночь, ну и пусть.
не уснешь и на следующую. и через неделю.
но и плевать.
не забудешь этого никогда.
насрать.
сейчас главное — дыши.

0


Вы здесь » FRPG Dark Reunion » Administration » Бункер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC