FRPG Dark Reunion

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Dark Reunion » Administration » Бункер


Бункер

Сообщений 181 страница 190 из 219

181

серая мышь, невидимка, тихоня эта юнвин, говорили они. и были правы. как ее там? лилит, кажется? верно, но лучше просто лили. не лилит, как демоница, лишающая жизней невинных младенцев, а просто лили. как лилия, цветок, растущий и благоухающий, имеющий дивное успокоительное действие. и это правда: находясь рядом с ней, поневоле забываешь о проблемах житейских и с головой погружаешься в состояние странного умиротворения. наверное, потому что лили можно сравнить с тихой прибрежной гаванью, в которой не найдется места агрессии.

маленькая лилит глубоко несчастна. почему/отчего? после смерти матери она чувствует невыносимое одиночество и замыкается в себе. лили окружена заботой многочисленных родственников, силой привычной молитвы и поддержкой единственного Бога, в которого она так безоговорочно верит. в то время вы бы вряд ли остановили свое внимание на белобрысой дочке фермера, застенчивой и молчаливой. все детство лилит прошло на ферме отца, в южном пригороде штата айова, в компании старшей сестры и младшего брата.

серая мышка, невидимка, тихоня эта юнвин, сказали бы они. и были бы правы. как ее там? лилит, кажется? верно, но лучше просто лили. не лилит, как демоница, лишающая жизней невинных младенцев, а просто лили. как лилия, цветок, растущий и благоухающий, имеющий дивное успокоительное действие. и это правда: находясь рядом с ней, поневоле забываешь о проблемах житейских и погружаешься в состояние какого-то умиротворения, будто теплым светом изнутри наполняешься. наверное, потому что лили можно сравнить с прибрежной гаванью, в которой не найдется места агрессии.

0

182

если говорить между нами, то как бы вы описали лилит юнвин в трех словах? наверное, тихой серой мышью. дочь фермера, хирурга в недалеком прошлом, и домохозяйки, бывшей учительницы средних классов в южном пригороде штата айова. с годами скромная и застенчивая лилит переросла в смелую творческую личность, переняв у тетки навыки игры на фортепиано и гитаре. с самого детства она чувствовала особую связь с природой и богом, тем самым, единственным, в которого она всегда безоговорочно верила. и в котором находила утешение раз за разом.
лили любит задавать риторические вопросы и напрочь отказывается верить в неисправную жестокость этого мира, считая, что можно отыскать свет даже в самом мрачном уголке человеческой души.
сама лили напоминает одноименный цветок, растущий и благоухающий, имеющий дивное успокоительной действие. и это правда: находясь рядом с этой девочкой, поневоле начинаешь забывать о проблемах житейских и погружаешься в состояние какого-то умиротворения. юнвин сравнится разве что с прибрежной гаванью, в которой не найдется места агрессии.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

маленькая лилит глубоко несчастна. почему/отчего? после смерти матери она чувствует невыносимое одиночество и замыкается в себе, всеми усилиями ограждаясь от внешнего мира. весь мир лили переворачивается с ног на голову, и привычные вещи кажутся ничем иным, как очередными издевками судьбы. в шестнадцать глупая девчонка пытается покончить жизнь самоубийством, заперевшись в ванной и крепко сжимая дрожащими пальцами грязный осколок стекла. лили снова молится, но теперь ей кажется, что никто ее не слышит. она нервничает так сильно, что не может сделать достаточно глубокий порез и всего лишь теряет сознание от волнения. а затем лили становится стыдно. так стыдно перед отцом и старшей сестрой, что в следующие несколько месяцев она смиренно терпит дотошный надзор родственников. юнвин с трудом справляется с депрессией, часто плачет и сочиняет тексты песен. она не верит, что сможет сотворить себе достойное будущее.

http://sg.uploads.ru/n2z7Y.png http://sg.uploads.ru/L7TJE.png http://sg.uploads.ru/xQD6L.png

лили тяжко дается переезд. она поступает в медицинский колледж айова-сити и прописывается в тамошнем общежитии на ближайшие пять лет. она постоянно звонит сестре, ведет записи в дневнике и больше не верит в бога. со временем лили удается избавиться от большинства религиозных и моральных предрассудков, а также найти в себе силы выступать с собственными песнями в городских пабах.
жизнь вдали от семьи делает лили более самостоятельной и уверенной в себе, смело смотрящей в завтрашний день и готовой оказать поддержку окружающим. как ни странно, лилит на протяжении жизни всегда протягивала руку помощи нуждавшимся, даже если сама находилась на грани срыва.

http://sg.uploads.ru/D53tf.png http://sg.uploads.ru/nbtEi.png http://sh.uploads.ru/xomei.png

год назад она вернулась на ферму, чтобы присмотреть за больным раком отцом, о болезни которого узнала в последнюю очередь. после скорой кончины любимого отца юнвин продает дом и переезжает к сестре в о-клэр. и лили дает себе обещание - больше никогда и ни с кем не прощаться.

0

183

«Знаешь почему мы счастливы?
Мы не задаем вопросов, на которые не хотим знать ответы.»

http://media.giphy.com/media/TVTsVNvFe7n7G/giphy.gif

http://ltmovie.do.am/a1.png полное имя:

Эмма Роуз Робертс

http://ltmovie.do.am/a2.png дата рождения:

10.02.1991, 24

http://ltmovie.do.am/a3.png карьера:

актриса, певица, модель

http://ltmovie.do.am/a4.png ориентация:

гетеро

http://ltmovie.do.am/a5.png личная жизнь:

свободна

http://ltmovie.do.am/a6.png цвет глаз:

зеленый

http://ltmovie.do.am/a7.png цвет волос:

блондинка

http://ltmovie.do.am/a8.png рост:

1.57

Существует ли жизнь после сцены? Какой была бы твоя жизнь, не будь ты звездой?

— Существует и до, и после сцены, безусловно. Наверное, я стала бы журналистом или кем-то вроде того. Всерьез занялась бы вопросами моды. Но это не точно, потому что сейчас я не могу представить свою жизнь без съемочной площадки и звукозаписывающей студии.

Утром после бурной пьянки ты смотришь на себя в зеркало. Бывает ли тебе стыдно в такой момент?

— Смотреться в зеркало по утрам бывает стыдно даже на трезвую голову и без шумихи накануне, ха. Но если говорить по делу, то да, чего греха таить. В пьяном состоянии, случалось, те еще неадекватные вещи творила. С кем не бывает?

Какой из семи смертных грехов мог бы стать твоим олицетворением?

— Оу, надо подумать. Возможно, это была бы лень или чревоугодие. Я просто помешана на сладостях!

Что бы тебе хотелось изменить в себе?

— В первую очередь свою забывчивость. Например, мне нельзя доверять животных, если только не хотите заморить их голодом, хаха. Я постоянно забываю важные даты, а порой мой мозг не считает нужным запомнить даже парочку новых имен! Неловко.
А еще лень. Да, точно лень. Я буду до последнего отлеживаться в кровати, откладывать дела, а потом жалеть и давать себе обещание исправиться. Но, видимо, слово я держать не умею.
Мама говорит, что я ужасно упертая. Странно слышать это от нее, ведь именно она учила меня иметь на все свою точку зрения и отстаивать ее.

Если спросить твоих друзей/родных/знакомых, что хорошего они могли бы сказать о тебе, как ты считаешь, каков бы был их ответ?

— Те, кто знаком со мной лично, твердят, что я добрая и милая. Приятно знать, что эти люди видят меня такой. Немало телезрителей считают меня стервой и мегерой в реальной жизни, особенно после роли Мэдисон в “Американской истории ужасов”. Тем не менее, я стараюсь не зацикливаться на негативных отзывах.
Друзья же без раздумий назвали бы меня веселой. Я люблю шутить и в узком кругу друзей могу вытворять забавные глупости.
Однажды меня назвали скромной и мудрой не по возрасту. Мол, в свои годы я успешнее многих, но не прекращаю восхищаться более опытными и брать с них пример. Я, как ребенок, прихожу в дичайший восторг, когда узнаю, что придется работать с действительно великими актерами. И напрочь забываю, кто я и где.

Романтические отношения с фанатами: да/нет, и почему?

— Скорее нет, чем да. Приятно получать хвалу и любовь от незнакомых людей, но при личном знакомстве достаточно просто столкнуться с предвзятостью или осуждением. От тебя всегда чего-то ждут. Также ты не можешь быть уверенным в чистоте человеческих намерений, когда имеешь славу и богатство. И, в конце концов, далеко не каждый сможет понять и принять такой образ жизни с загруженным рабочим графиком.

Сколько будет стоить свидание с тобой?

— Я легко обойдусь и без дорогого ужина в престижном ресторане под аккомпанемент оркестра, хаха. На самом деле меня жутко смущают подобные формальности. Думаю, что легче узнать человека в уютной и расслабляющей обстановке. Например, заказать пиццу на дом или прогуляться по городу. Банально? Зато правда.

Откровенные фотосессии, или можно мы разденем тебя?

— Неужели вас интересует худощавая девчонка с нулевым размером? Хаха, ладно. Я соглашусь разве что на фотосессию в купальнике. Вы можете назвать меня скучной, но я считаю, что имею достаточно и других достоинств. А вообще, загадывать наперед не хочу. Поживем — увидим.

Звездное хобби: кетчупы из Hard Rock Cafe, или какое оно у тебя?

— Все очень просто: я люблю писать и фотографировать. Между съемками я нередко сочиняю какие-то истории и записываю их в блокнот. Время от времени веду записи в дневнике, чтобы запомнить особые моменты и впечатления. Обожаю фотографировать все вокруг: природу, друзей, незнакомцев.

Представь, что все мужчины и женщины Голливуда свободны. С кем из них тебе хотелось бы закрутить роман?

— Честно? Не знаю. Ответить на такой вопрос довольно сложно. Гораздо легче сблизиться с кем-то со съемочной площадки. Так что можете начинать строить догадки.

пост

вставляйте сюда пример вашего игрового поста

0

184

давай, марла, удирай! беги, глупая девчонка, и не возвращайся, - каждый раз я слышу эти слова, и каждый раз фрэнк глупо надеется, что я действительно не вернусь. а я бы и хотела, но не могу. снова и снова я появляюсь на пороге, подобно выброшенному во внешний мир питомцу, и преданно жду. на зло им. на зло себе. как будто у меня есть другой выход.

я попрошу вас представить себя на моем месте, но немного позже. вам ведь наверняка для начала необходимо знать хоть часть истории?

я росла сиротой, сколько себя помню, под опекунскими ручищами тети и дяди. и я бы хотела состроить невинную улыбочку, мило похлопать глазками и по-ангельски сложить ручки под подбородком, но мне уже никто не поверит. поэтому приходится делать вид, что мне не все равно. ровно до тех пор, пока тошно не станет, потому что, как можно уже было догадаться, мне плевать было с высокой колокольни на те шашни, что крутили прямо у меня перед носом мамины родичи.
буквально каждый раз, стоило мне лишь поинтересоваться судьбой родителей, как мое любопытство рубили на корню, вследствие чего всех нас ждала очередная сочная ссора. и в какой-то определенный момент мне стало легче думать, что они были какими-то законченными придурками, раз по обоюдному желанию вышли в окно. и случилось это, кажется, в далеком девяносто шестом или седьмом. лет в двенадцать я железно пообещала себе не задаваться вопросами, на которые никогда не получу ответы. хватало одного осознания, что на плечах родителей лежала ответственность за трехлетнего ребенка, когда они совершили непоправимое.
со дня той самой выходки я перекочевала к тете с дядей, как к самым доверенным лицам на тот момент. а другого момента, увы, так и не представилось.

вы встаете рано утром, чтобы идти на учебу, а на выходных позволяете себе отоспаться за всю рабочую неделю. я же вставала каждое гребанное утро, проклиная весь мир, потому что в конкретное время завтрак должен быть готов, а каждая кухонная поверхность блистать от упорной полировки. а иначе снова скандал. маленький же засранец и двоюродный брат по совместительству ничем из вышеперечисленного не занимался, потому что не был девчонкой. логика зачетная, как считаете?
вы регулярно, ну или почти, получаете карманные деньги и жалуетесь, что их слишком мало. я же не получала их вообще, потому что тетя с дядей имели намерение воспитать из меня работящую личность. я не продавала наркотики в местном гетто-районе под руководством черных малолеток, нет. и тело свое я не продавала. я, давайте сразу проясним, вообще ничего не продавала. и научилась обходиться без карманных расходов лет до шестнадцати, пока не решилась пойти подрабатывать в какое-то захолустное кафе, от мыслей о котором воротило уже через пару недель.
самое, пожалуй, действительно хорошее и полезное, что сделали для меня тетя с дядей - отдали в художественную школу, посчитав мое пристрастие к рисованию подающим надежды. и хотя, по их словам, я была до мозга костей неблагодарной бестолочью, но с карандашами и кистями управлялась мастерски.

зарабатывая деньги честным трудом, я стала все реже появляться дома, на почве чего возникали новые ссоры. пару раз меня категорически не пускали, а пару раз хватило часа-двух фальшивых извинений и обещаний, которые, конечно, никто не собирался выполнять, чтобы снова оказаться в родной обители. но потом, словно по выработанной за годы привычке, все провокации и скандалы возобновлялись.
- ты всего лишь бестолковый ребенок, марла, который не учится на собственных ошибках. как ты вообще чего-то добьешься в этой жизни? - дядя откладывает столовые приборы и впирает в девчонку свой фирменный, полный строгости взгляд, будто ожидает услышать разумный ответ. хоть и прекрасно знает, что этого не произойдет.
- никак, фрэнк, говорила ведь уже. и хватит повторять это изо дня в день, сам же знаешь, что ничего не изменится, - зря.
- я хочу, чтобы ты ушла, - его голос звучит по-прежнему сдержанно и сурово, - насовсем.
кажется, у кого-то сдают нервишки, - крутится у марлы в голове, но вслух лишь: - да пошел ты, фрэнк!
она со злости швыряет вилку и встает так резко, что пошатывается стол. она уходит прежде, чем кто-то из семьи заметит застывшие в глазах слезы. марла думает, что не будет плакать, только не в этот раз, но всякий самоконтроль разлетается к чертям. она переходит на бег и глубоко дышит, сдерживая очередной приступ, которому до сих пор не может дать адекватное объяснение. а где-то вдалеке звучит сорвавшийся мужской голос: "ПРОВАЛИВАЙ!"

марла - она не святая,
и так старается уверить себя, что ее тошнит от вашей чертовой жалости. уберите, пока не поздно.
и никогда не попросит о жалости, которую, как уверяет всех вокруг, ей так отвратительно видеть по отношению к себе.

марла - она не сильная, наверное,
она просто прячется от проблем, или же прячет проблемы глубоко в себе.
реальная катастрофа наступает, когда марла чувствует, что не справляется с внутренним грузом и как сильно он продавливает ее изнутри, собирая все мысли и надежды в один огромный снежный ком, костью застревающему в горле.

какое-то время я жила у мэтта. я всегда возвращалась к нему, даже если бежать было не от кого. мы часами разговаривали, смотрели фильмы или играли в интеллектуальные игры. он был немного старше и часто подтягивал меня по школьным предметам - наверное, именно благодаря мэтту я смогла сносно ее окончить. а еще между нами не было секретов. никаких и никогда.
мэтт был единственным человеком, которого я по-настоящему любила в этом черством мире. я знала, что он не посмеет, просто не сможет меня обидеть или причинить боль. я ошибалась. я сильно многого хотела.

в период своего очередного скитания по городу я познакомилась с кларой. как оказалась, между нами было много общего, но преимущественно - дерьмовые родственники. мы могли не видеться неделями - тогда я предпочитала думать, что у клары, наконец, все наладилось. а потом мы снова пересекались, будто судьбою сведенные, и жаловались друг другу на жизнь. она поддерживала меня морально и физически, заботилась, как о младшей сестре, а я до последнего не понимала, чем заслужила такую подругу.
однажды клара поделилась радостной новостью - вскоре она выходит замуж. вау, думалось мне, а ведь я даже не знала, что у нее был парень! и, знаете, лучше бы никогда не узнавала.

в тот же вечер я заявилась к мэтту со скандалом, мол, почему он ни разу не упомянул о существовании девушки, нет, НЕВЕСТЫ, черт бы ее! он лишь ответил, что я раздуваю из мухи слова и вообще, имеет ли это какое-то значение прямо сейчас? и добавил, что истеричным характером я пошла явно в тетю с дядей. это был первый раз, когда мэтт плюнул мне в душу. обида и боль в одном флаконе. спасибо, друг.
я продолжала общаться с кларой, скрывая факт знакомства с мэттом, а подсознательно вычисляла, когда и какое орудие против них использовать. не то чтобы я хотела предавать клару, как раз наоборот - меня постоянно мучила совесть, но глупость натуры почему-то одержала победу. я все чаще ссорилась с мэттом, обвиняя его в безразличии и лжи. одной маленькой лжи. у меня началась конкретная паранойя. я думала, что теряю друга, честное слово. мы стали реже видеться, реже созваниваться и общаться в целом. всему находилось одно вполне справедливое оправдание - в жизни мэтта слишком много марлы. ее должно стать меньше. скоро ее место займет клара.
наверное, я слетела с катушек. я полюбила клару всей душой, но хотела разрушить ее отношения у нее же за спиной. и однажды у меня получилось.

когда мы с мэттом пришли к компромиссу, я стала понемногу примеряться с мыслью о частичной утрате лучшего друга. и когда я, в конце концов, приняла этот факт, мэтт умудрился все испортить. он упал на конкретный мороз, а оказалось, что просто спился. какого хрена вообще?! этого я, к сожалению, никогда уже не узнаю.
в один прекрасный день я свалилась ему, как снег на голову. пришла с очередной порцией наездов, упрекнула в пьянстве и помутнении рассудка, обиделась на все, что только можно было, а в итоге нарвалась.

- я приду, когда ты протрезвеешь, - и какое-то отвращение звучит в ее голосе.
- нет! - мэтт срывается на крик, его рука трясется и клонится в бок, отчего алкоголь выплескивается из бутылки. он тычет в марлу пальцем, будто предостерегая, что та наступила на мину. так и есть. - не возвращайся больше! всю жизнь мне засрала, - утрирует? марла и сейчас вспоминает эти слова, снова и снова взрывающиеся в ней миллионами предательских искр.
она совершает ошибку, когда одаривает друга звонкой пощечиной.
а он отвечает тем, что будет стоить ему жизни.

девчонка слишком слаба и обезоружена, чтобы разомкнуть его пальцы, мертвой хваткой вцепившиеся в ее шею. ей жизненно необходимо вдохнуть. лишь раз. кажется, мэтту плевать, что марла вот-вот отбросит концы. и снова боль.
она нащупывает рукоять ножа и без раздумий, двигаемая страхом, вонзает его под ребра парню.
все кончено, марла, оставь его в покое и беги.
ненормальная, слетевшая с катушек. она наносит ему еще несколько ножевых ранений, намереваясь добить до конца. страх сковывает каждую клетку тела, а поэтому остановиться становится так сложно.

я - наивная, глупая и одинокая,
считающая, что все мне обязаны.

я - право имеющая или тварь дрожащая?
навек обреченная нести бремя убийцы.

я - разрушительница чужих судеб,
предавшая сестру и сломавшая жизнь другу.

0

185

Код:
[*code]<!*--HTML--><div class="wyatt-rainbow"><div class="wyatt-rainbow-two">

Marlene Unwin

<span>

the hurt doesnt show; but the pain still grows

</span></div><div class="wyatt-rainbow-spacer"></div><div class="wyatt-rainbow-three"><img src="http://31.media.tumblr.com/862654cdfc5abb04e73b1c6d3ad57e48/tumblr_nl65bzabdF1rep730o1_500.gif"><br>

Adelaide Kane

</div><div class="wyatt-rainbow-spacer"></div><div class="wyatt-rainbow-info">

Марла<br>
12-04-1993, 21 <b>/</b> студентка 3-го курса юр. школы<br>
398378254 icq

</div><div class="wyatt-rainbow-spacer"></div><div class="wyatt-rainbow-four">
<center>hans zimmer — s.t.a.y. & ludovico einaudi — experience</center><br><br>
<u>— давай, марла, удирай! беги, глупая девчонка, и не возвращайся,</u> — каждый раз я слышу эти слова, и каждый раз фрэнк глупо надеется, что я действительно не вернусь. а я бы и хотела, но не могу. снова и снова я появляюсь на пороге, подобно выброшенному во внешний мир питомцу, и преданно жду. на зло им. на зло себе. как будто у меня есть другой выход.<br><br>
<center><img src="http://sg.uploads.ru/DWikS.png"> <img src="http://sg.uploads.ru/Z0BJY.png"> <img src="http://sh.uploads.ru/KcDQ6.png"></center><br><br>
я росла сиротой, сколько себя помню, под опекунскими ручищами тети и дяди. и я бы хотела состроить невинную улыбочку, мило похлопать глазками и по-ангельски сложить ручки под подбородком, но мне уже никто не поверит. поэтому приходится делать вид, что мне не все равно. ровно до тех пор, пока тошно не станет, потому что, как можно уже было догадаться, мне плевать было с высокой колокольни на те шашни, что крутили прямо у меня перед носом мамины родичи.<br>
буквально каждый раз, стоило мне лишь поинтересоваться судьбой родителей, как мое любопытство рубили на корню, вследствие чего всех нас ждала очередная сочная ссора. и в какой-то определенный момент мне стало легче думать, что они были какими-то законченными придурками, раз по обоюдному желанию вышли в окно. и случилось это, кажется, в далеком девяносто шестом или седьмом. лет в двенадцать я железно пообещала себе не задаваться вопросами, на которые никогда не получу ответы. хватало одного осознания, что на плечах родителей лежала ответственность за трехлетнего ребенка, когда они совершили непоправимое.<br>
со дня той самой выходки я перекочевала к тете с дядей, как к самым доверенным лицам на тот момент. а другого момента, увы, так и не представилось.<br><br>
вы встаете рано утром, чтобы идти на учебу, а на выходных позволяете себе отоспаться за всю рабочую неделю. я же вставала каждое гребанное утро, проклиная весь мир, потому что в конкретное время завтрак должен быть готов, а каждая кухонная поверхность блистать от упорной полировки. а иначе снова скандал. маленький же засранец и двоюродный брат по совместительству ничем из вышеперечисленного не занимался, потому что не был девчонкой. логика зачетная, как считаете?<br>
вы регулярно, ну или почти, получаете карманные деньги и жалуетесь, что их слишком мало. я же не получала их вообще, потому что тетя с дядей имели намерение воспитать из меня работящую личность. я не продавала наркотики в местном гетто-районе под руководством черных малолеток, нет. и тело свое я не продавала. я, давайте сразу проясним, вообще ничего не продавала. и научилась обходиться без карманных расходов лет до шестнадцати, пока не решилась пойти подрабатывать в какое-то захолустное кафе, от мыслей о котором воротило уже через пару недель.<br>
самое, пожалуй, действительно хорошее и полезное, что сделали для меня тетя с дядей — отдали в художественную школу, посчитав мое пристрастие к рисованию подающим надежды. и хотя, по их словам, я была до мозга костей неблагодарной бестолочью, но с карандашами и кистями управлялась мастерски.<br><br>
зарабатывая деньги честным трудом, я стала все реже появляться дома, на почве чего возникали новые ссоры. пару раз меня категорически не пускали, а пару раз хватало часа-двух фальшивых извинений и обещаний, которые, конечно, никто не собирался выполнять, чтобы снова оказаться в родной обители. но потом, словно по выработанной за годы привычке, все провокации и скандалы возобновлялись.<br><br><hr>
<u>— ты всего лишь бестолковый ребенок, марла, который не учится на собственных ошибках. как ты вообще чего-то добьешься в этой жизни?</u> — мужчина откладывает столовые приборы и впирает в племянницу свой фирменный, полный строгости взгляд, будто ожидает услышать разумный ответ. но он прекрасно знает, что этого не произойдет.<br>
<b>— никак, фрэнк, говорила ведь уже. и хватит повторять это изо дня в день, сам же знаешь, что ничего не изменится,</b> — зря.<br>
<u>— я хочу, чтобы ты ушла,</u> — его голос звучит по-прежнему сдержанно и сурово, <u>— насовсем.</u><br>
„гори в аду“, — крутится у марлы в голове, но вслух лишь: <b>— да пошел ты, фрэнк!</b><br>
она со злости швыряет вилку и встает так резко, что пошатывается стол. она уходит прежде, чем кто-то из семьи заметит застывшие в глазах слезы. марла думает, что не будет плакать, только не в этот раз, но всякий самоконтроль разлетается к чертям. она переходит на бег и глубоко дышит, сдерживая очередной приступ, которому до сих пор не может найти адекватное объяснение. а где-то вдалеке звучит сорвавшийся мужской голос: „<u>ПРОВАЛИВАЙ!</u>“<br><br>
марла — она не святая,<br>
и так старается уверить себя, что ее тошнит от вашей чертовой жалости. уберите, пока не поздно.<br><br>
марла — она не сильная, наверное,<br>
она просто прячется от проблем, или же прячет проблемы глубоко в себе.<br>
реальная катастрофа наступает, когда марла чувствует, что не справляется с этим внутренним грузом; ощущает, как сильно он продавливает ее изнутри, собирая все мысли и надежды в один огромный снежный ком, костью застревающий в горле.<br><br><hr>
какое-то время я жила у мэтта. я всегда возвращалась к нему, даже если бежать было не от кого. мы часами разговаривали, смотрели фильмы или играли в интеллектуальные игры. он был немного старше и часто подтягивал меня по школьным предметам — наверное, именно благодаря мэтту я смогла сносно окончить школу. он был единственным человеком, которого я по-настоящему любила в этом черством мире. и я знала, что он никогда не причинит мне боли. я ошибалась. я сильно многого хотела.<br><br>
<center><img src="http://sg.uploads.ru/1Mplw.png"> <img src="http://sh.uploads.ru/48oUz.png"> <img src="http://sh.uploads.ru/vwYOQ.png"></center><br><br>
во время своего очередного скитания по городу я познакомилась с кларой. как оказалась, между нами было много общего, но преимущественно — дерьмовые родственники. мы могли не видеться неделями — тогда я предпочитала думать, что у клары, наконец, все наладилось. а потом мы снова пересекались, будто судьбою сведенные, и жаловались друг другу на жизнь. она поддерживала меня морально и физически, заботилась, как о младшей сестре, а я до последнего не понимала, чем заслужила такую подругу.<br>
однажды я имела глупость познакомить клару с мэттом. не прошло и года, как они стали планировать свадьбу, о чем я узнала последней — оказывается, мэтт, которому было доверено поделиться радостью, держал рот на замке.<br><br>
в тот же вечер я заявилась к приятелю со скандалом, мол, почему он умолчал о такой важной, нет, АХРЕНИТЕЛЬНО важной новости, черт бы ее! он лишь ответил, что не хотел меня обижать и вообще я раздуваю из мухи слона. напоследок добавил, что истеричным характером я пошла явно в тетю с дядей. это был первый раз, когда мэтт плюнул мне в душу. обида и боль в одном флаконе. спасибо, друг.<br>
я продолжала общаться с кларой, стараясь разделять ее воодушевление, а подсознательно вычисляла, когда и какое орудие против них использовать. не то чтобы я хотела предавать клару, как раз наоборот — меня постоянно мучила совесть, но глупость натуры почему-то одержала победу. я все чаще ссорилась с мэттом, обвиняя его в безразличии и лжи. одной маленькой лжи. у меня началась конкретная паранойя. я думала, что теряю друга, честное слово. мы стали реже видеться, реже созваниваться и общаться в целом. всему находилось одно вполне справедливое оправдание — в жизни мэтта слишком много марлы. ее должно стать меньше. скоро ее место займет клара.<br>
наверное, я слетела с катушек. я полюбила клару всей душой, но хотела разрушить ее отношения у нее же за спиной. и однажды у меня это вышло.<br><br>
когда мы с мэттом пришли к компромиссу, я стала понемногу примеряться с мыслью о частичной утрате лучшего друга. и когда я, в конце концов, приняла этот факт, мэтт умудрился все испортить. он упал на конкретный мороз, а оказалось, что просто спился. какого хрена?.. этого я, к сожалению, уже никогда не узнаю.
в один прекрасный день я свалилась ему, как снег на голову. пришла с очередной порцией наездов, упрекнула в пьянстве и помутнении рассудка, обиделась на все, что только можно было, а в итоге нарвалась.<br><br><hr>
<b>— я приду, когда ты протрезвеешь,</b> — и какое-то отвращение звучит в ее голосе.<br>
<u>— нет!</u> — мэтт срывается на крик, его рука трясется и клонится в бок, отчего алкоголь выплескивается из бутылки. он тычет в марлу пальцем, будто предостерегая, что та вот-вот перейдет черту. <u>— не возвращайся больше! всю жизнь мне засрала,</u> — утрирует? марла и сейчас вспоминает эти слова, снова и снова взрывающиеся в ней миллионами предательских искр.<br>
она совершает ошибку, когда одаривает друга звонкой пощечиной.<br>
а он отвечает тем, что будет стоить ему жизни.<br><br>
<center><img src="http://sg.uploads.ru/N2zUy.gif"> <img src="http://sg.uploads.ru/x5CfX.gif"> <img src="http://sg.uploads.ru/TlFtU.gif"></center><br><br>
марла слишком слаба и обезоружена, чтобы разомкнуть его пальцы, мертвой хваткой вцепившиеся в ее шею. ей жизненно необходимо вдохнуть. лишь раз. кажется, мэтту плевать, что марла вот-вот отбросит концы. и снова боль.<br>
она нащупывает рукоять ножа и без раздумий, двигаемая страхом, вонзает его парню под ребра.<br>
все кончено, дурочка, оставь его в покое и беги.<br>
ненормальная, слетевшая с катушек.<br>
она наносит ему еще несколько ножевых ранений, намереваясь добить до конца. страх сковывает каждую клетку тела, а поэтому остановиться становится так сложно.<br><br>
марла не хочет расплачиваться за свой проступок. она никогда и ни за что не расскажет об этом кларе. ни-ко-му.<br><br>
марла отказывается верить в происходящее. она готова на все ради возможности изменить ход событий.<br><br>
марла плачет, изводится, не знает, как дальше жить. она устала и вряд ли сможет забыть.<br><br><hr>
я — наивная, глупая и одинокая,<br>
считающая, что все мне обязаны.<br><br>
я — право имеющая или тварь дрожащая?<br>
навек обреченная нести бремя убийцы.<br><br>
я — разрушительница чужих судеб,<br>
предавшая сестру и сломавшая жизнь лучшему другу.<br><br>
после того, как тело мэтта обнаружили, я уехала из города на целый месяц, потратив все сбережения до последнего цента. кларе пришлось соврать, что если останусь — точно сойду с ума. но разве солгала? на самом же деле я боялась.<br>
следующие пару лет я подрабатывала в том же кафе, которое на дух не переносила, только чтобы подзаработать на колледж и не прибегать к помощи родственников. я подала документы в юридическую школу, но зачем? уже никто не хватится искать пропавшего мэтта, но мне как будто необходима гарантия.<br>
клара говорит, что за последние годы я сильно изменилась, но сама я этого не чувствую. что произошло? наверное, я наконец-то повзрослела. когда тебе двадцать один и когда ты пережил то же, что и я, то невольно начинаешь наперед просчитывать, какую ответственность несешь за окружающих тебя людей, как сильно можешь повлиять на их жизнь. сперва осторожничать было тяжело — потом вошло в привычку.<br>
я по-прежнему общаюсь с кларой, нередко терзаясь чувством вины и недосказанности. больше всего на свете я хочу поделиться с ней своей тайной или же начисто вычеркнуть этот эпизод из памяти. скажите, когда это закончится?<br>
</div></div><style type="text/css">.wyatt-rainbow {background: url(http://i.imgur.com/xZWqp0b.png); background-position: center; margin: 10px auto; padding: 20px; width: 490px;} .wyatt-rainbow-two {background: #fff; box-shadow: 2px 2px 3px #FE3174, 2px 2px 3px rgba(0,0,0,0.4); font: 40px/30px 'Euphoria Script'; height: 40px; padding: 20px 20px 30px 20px; text-align: center; } .wyatt-rainbow-two span {color: #000; display: block; font-size: 7px; letter-spacing: 1px; margin-top: 0px; text-transform: uppercase; font-family: Georgia; line-height: 100%;} .wyatt-rainbow-spacer {height: 10px;} .wyatt-rainbow-three {background: #FFFFFF; box-shadow: 2px 2px 3px #94BB68, 2px 2px 3px rgba(0,0,0,0.4); padding: 20px; text-align: center;color: #000;font: 8px/8px georgia;letter-spacing: 1px;padding: 10px;text-align: center;text-transform: uppercase; line-height: 160%;} .wyatt-rainbow-three img {max-width: 450px; text-align: center;} .wyatt-rainbow-four {background: #FFFFFF; box-shadow: 2px 2px 3px #F1C15D, 2px 2px 3px rgba(0,0,0,0.4); font: 11px/110% arial;padding: 20px;text-align: justify;} .wyatt-rainbow-info {background: #FFF;box-shadow: 2px 2px 3px #09A3AD, 2px 2px 3px rgba(0,0,0,0.4); color: #000;font: 9px/10px georgia;letter-spacing: 1px;padding: 10px;text-align: center;text-transform: uppercase; line-height: 130%;}</style><link href='http://fonts.googleapis.com/css?family=Euphoria+Script' rel='stylesheet' type='text/css'>[*/code]

0

186

без достоинства
Гедда Габлер
отгрызи себе руку, попавшую в этот капкан.
моя бедная Фройляйн Браун, танцующая канкан,
зачем ты бежала за уходящим поездом...
так делают только женщины без достоинства.
эти твои – ну пока не поздно/все еще не закончилось
Боже, верни мне Берлин и звезды, верни мне гордость.
собирает разбросанные патроны в горсть, ползая на коленях.
кормит
своим сердцем его овчарок.
она уже умирала два раза случайно. не повезло... откачали.
самое главное промолчать, когда вместо мозга пять килограмм взрывчатки.
бархатные глаза, смотрящиеся в зеркальность бритвы.
выбор был.
только не ты сделала этот выбор.
всего хорошего, моя бедная Фрау Гитлер.

она закрывает веки.
слишком много войны в одном - таком маленьком человеке.
не забудьте включить мне снег. я люблю спать с включенным снегом.
шепот бесполых губ отрубленной головы королевы.

когда-нибудь я проснусь…
проснусь...
когда-нибудь…

просто Евой…

0

187

брианна (бри)
фрэнсис (фрэнки)
джорджина (джо, джина, джордж, джерри, тд тп)
долорес (долли, лола, ЛОЛИТА хд)
делайла (мне нрав сокращение лайла)
имоджен (хмхм, та же джина)
выебистое магдалена (магда)
летти
марджери (мардж)
марлен (марли, марла)
мерфи
ромэйн (роми)
юнис оО

0

188

mossi kasic, 24, elizabeth olsen

http://36.media.tumblr.com/56e8b61e03845533a339e7f43e7c542e/tumblr_n3rpc38Zt51r7gbeko4_500.png

мосси касич, 19 августа 1990 год, 24 года

#никнейм:
сэм, мос, эмси

профессия:
бухгалтер по материалам в офисе GM, дальнобойщица, участница приватного бойцовского клуба

ориентация:
бисекси

looks like:
элизабет олсен

связь с вами:
есть у администрации

место рождения:
детройт, штат мичиган, сша

семейные узы:
мать, отец, младший брат живы и здоровы

первый взгляд на мосси не скажет вам о ней ничего плохого. возможно, вы посчитаете ее милой и безобидной. она такая — милая да, но не совсем безобидная. ее обаятельность, данная природой, и коммуникабельность не позволят вам судить при первой встрече негативно. лишь со временем становится ясно, что все не так просто, как сперва казалось. мосси, или же сэм, как ее чаще называют, привыкла подстраиваться под обстоятельства и людей в особенности, а поэтому, какие бы тараканы не жили в ее голове, вам о них удастся узнать нескоро, если удастся вообще. но вернее будет сказать, что сэм подстраивает этот мир под себя, а никак не наоборот. сначала неуместный смех, брань и беспринципность, скорее всего, введут вас в недоумение, но очень быстро перестанут смущать и покажутся довольно привлекательными.
мосси — благоухающий букет противоречий, которые чудным образом сочетаются в одной личности и умудряются дополнять друг друга. вы спросите, какая же нормальная девушка захочет стать дальнобойщицей? и возможно ли такое? в случае с касич возможно абсолютно все — и это без преувеличений. воспитанная вполне адеватной и добропорядочной семьей, девушка с хорошими отметками выпустилась из школы, получила высшее образование бухгалтера и совсем не думала жаловаться на жизнь. но, как обычно бывает, в один прекрасный момент сэм осознала, что совершенно не таким видит свое будущее.
друзья уходят и приходят, карьера подождет, а сущность истинной бунтарки так и рвется наружу. к двадцати двум годам она съехала подальше от достающих родичей в соседний штат, была втянута старым приятелем в приватный бойцовский клуб, где научилась парочке добрых старых приемов, а спустя год занялась междугородними перевозками всякой нелегальщины. города сменились штатами, что, разумеется, гораздо опаснее, но мосси и дня прожить не может, не рискуя заработать первую судимость!
правда, рано или поздно, все веселье кончается. но, если мы заговорили о сэм, то будьте готовы усложнить ситуацию. вакантная должность бухгалтера в перспективной автомобильной компании казалась ей глотком свежего воздуха и билетом в успешное и стабильное будущее, но как бы не так: пришлось существенно сократить свои визиты в клуб, а перевозки отложить исключительно на выходные и брать относительно небольшие расстояния.
в ней с трудом уживаются авантюрист и приличный гражданский, но в этом-то весь изюм мосси касич.

ваш пост:

шар крутится-вертится
порой путь словно лестница в небеса
жизнь мелет нас словно мельница
но мне в лучшее верится

-------------------------------------------------

http://funkyimg.com/i/UTWm.gif

часто ли вас сковывает страх? каждую клеточку вашего тела. не за себя самих, а за любимых. за близких вам людей. черт возьми, это самое худшее, что мне приходилось чувствовать за всю свою жизнь. как минимум потому, что я ничего не могла поделать, ничем не могла помочь.
он пропал. он пропал неожиданно и бесследно. да, в его жизни был сложный период, о котором он даже со мной не особо много разглагольствовал. мы стали видеться реже, гораздо реже. к моменту последней нашей встречи мы ограничивались одними звонками — звонила в основном я. пыталась успокоить себя, убеждаясь, что с Фридрихом все в порядке. мне хотелось верить, что он не натворит глупостей. в один прекрасный момент я точно это знала, как-то почувствовала. но как же я ошибалась.
тогда, как кажется сейчас — слишком давно, он сам позвал меня к себе. видимо, совсем хреново было. ему нужна была поддержка, которую я всегда готова была оказать. я часто сидела с его сыном в первые месяцы после смерти Лилиан, иногда оставаясь с ночевкой или забирая малыша к себе домой, чтобы устроить некоторое подобие кинопоказа с огромным количеством попкорна, фруктовых леденцов и шоколадных батончиков. затем попытки отвлечь племянника сменялись попытками достучаться до Фридриха. сначала пытаешься утешить его, затем отмачиваешь какой-нибудь жутко тупой анекдот, с которого дружище только истерически смеется, мол, нет, Джо, ну что за херня? а потом...а потом просто позволяешь ему убиваться очередной бутылкой и составляешь компанию. потому что самой на душе паршиво, как никогда прежде. и наутро просыпаешься с таким ублюдским настроением! с дерьмовым ощущением, что теряешь что-то очень важное. будто какую-то деталь упускаешь. а знаете, что потом? потом я действительно лишилась кое-чего важного. умерла частичка меня самой.
нет, мы с его семьей и семьей Лилиан не отчаивались и ни в коем разе не брали в расчет вероятность гибели Фридриха. отсутствие каких-либо улик радовало и огорчало одновременно. мы совершенно не знали, за что можно зацепиться в этой в край ебанутой ситуации, но вместе с этим мы все увереннее отсеивали факт его смерти. все документы и имущество на месте, тела нет. похищение ли? насколько мне известно, Фридриху никто не угрожал. если только он не скрыл от меня что-то важное, что нельзя было исключать в свете последних событий.
я слишком много думала об этом вот уже полгода. винила себя за то, что недостаточно настойчивой была, не доглядела. но имела ли я право вторгаться в его личное пространство в подобной ситуации? в его омраченную трагедией вселенную, так или иначе поглощающую и меня. лето было ужасным. самое худшее лето в моей жизни. похлеще того самого, в пятнадцать, когда я пыталась смириться со странностями отца и пристрастилась к морфию. честно, это было гораздо хуже отречения от отца хотя бы потому, что тот не заслуживал прощения и уж тем более понимания. Фридрих же был человеком хорошим — пожалуй, лучшим из всех, кого я когда-либо встречала. мне было так же невыносимо больно, как и ему. хотя как я могу сравнивать? глупость, беру свои слова обратно.

и вот сейчас, как и шесть месяцев назад, я все так же сижу на диване, вытянув ноги и закинув одну на другую. складываю руки на груди, сжимаюсь от напряжения, устремляю задумчивый взгляд в пол и раздумываю обо всех проблемах мирских. но главной проблемой был, конечно же, Фридрих. он должен придти с минуты на минуту. звук дверного звонка вырывает меня из транса. как ошпаренная, я вскакиваю с места и большими шагами направляюсь к двери. не смотрю в глазок. не хочу, спустя такое время, видеть его через какую-то дешевую линзу. лучше сразу настоящего и реального.
в последнюю секунду ловлю себя на мысли, что не готова к этой встречи. я и не пыталась подготовиться. я будто точно знала, что мне это не потребуется напрочь. но я снова ошибалась. нельзя заставлять его ждать слишком долго, пора открыть дверь.
я забываю, как дышать. как будто меня бьют в живот, грубо и неожиданно. но, пожалуй, даже удар под дых был бы менее неожиданным, чем присутствие Фридриха здесь и сейчас. как будто я совсем не знала, что он придет. как будто я не видела его целую вечность. но это ложь. это от непривычки, убеждала я себя. и тысяча сомнений проносится в моей голове за какую-то долю секунды.
я делаю резкий шаг вперед, намереваясь заключить друга в объятия, но останавливаюсь, удерживая себя от подобного жеста. еще не время. слишком рано. главное — не спугнуть.
— Фридрих, — произношу его имя, предварительно сглотнув и заставив себя выровнять дыхание. я слишком обеспокоена. интересно, намного ли больше его самого? — прошу, проходи, — отхожу в сторону, освобождая путь гостю, после чего закрываю дверь и направляюсь на кухню. завариваю чай, бросаю три ложки сахара — как он всегда любил — и выношу в гостиницу, усаживаясь в кресле напротив Фридриха. теперь нас разделяет лишь небольшой стеклянный столик. я не знаю, с чего начать, поэтому просто пододвигаю нужную кружку в сторону мужчины, предлагая горячий напиток. игнорирую тот факт, что за время наших последних встреч Фридрих пил отнюдь не чай. никогда. никогда больше, казалось мне, он не возьмет и капли в рот того, что содержит менее сорока оборотов.
— меня зовут Джо. Джорджия Мортон, — я стараюсь вложить максимум теплоты в свою улыбку, снова складываю руки на груди и немного наклоняюсь вперед, снова зажимаясь от напряжения. — если у тебя есть вопросы — задавай, не стесняйся, с удовольствием отвечу. но, я думаю, будет лучше, если ты для начала расскажешь, как провел эти полгода.

пост 1

у вас есть тетки? по-любому есть. моя вот вообще золотая, еще и рак поборовшая несколько лет назад, за что ей честно можно воздвигнуть памятник. я бы воздвигла. а как там у вас с наличием раковых клеток? сегодня я встречусь и пообщаюсь как минимум с пятнадцатью-двадцатью смертельно больными людьми, ввиду чего чувствую редко посещающую меня растерянность. целых два часа я буду искать во множестве пар глаз свойственную им обреченность и отчаяние. а что на счет смирения? что на счет него? оно существует? посмотрим.
я так-то не должна была присутствовать здесь. когда-либо. вообще. но тетка Синди настояла, мол, не зря начальство одарило меня парочкой заслуженных выходных. тетка была, пожалуй, единственным семейным человеком, который не вызывал массу раздражения и непонимания. и также она, несомненно, была и осталась главной причиной моего пребывания в Чикаго. ей сорок один, а она, окаянная, живет и радуется после того, как умело обвела смерть вокруг пальца. правда, без сисек осталась баба, грустно. я бы так, наверное, не смогла.

я просматриваю список имен почивших, которых следует упомянуть в завершающей молитве. я удивлена. в смысле их так дохуя, что я минут пятнадцать только буду их озвучивать! господи. и если я не верю в бога, то могу ли пропустить эту часть? подумаешь, одна неделя без молитвы! эти ребята все равно вскоре сыграют в ящик. что ты говоришь, Синди? нельзя? твою же мать. придется таки передать мертвым парочку любезных пожеланий на тот свет.
и пока я по-прежнему пытаюсь произнести парочку стремных фамилий с листа, в комнату начинают входить первые богом забытые и навек покинутые. я улыбаюсь и радостно приветствую каждого по очереди, при возможности снова утыкаясь носом в список. слепой парень с мамкой, девчонка без ноги, еще одна девчонка, но с кислородным баллоном вдобавок. потом еще несколько вполне адекватно выглядевших людей, постепенно замыкающих круг в самом сердце Иисуса. да-да, вы не ослышались, здесь на полу сам Господь нарисован! отчего мне уж совсем тошно становится.
ну я начну пока, ладно? следите внимательно за всеми событиями. на диктофон мою речь не записывайте.

— всем привет, — делаю легкий приветственный жест ладонью и расплываюсь в очередной улыбке, намереваясь снять повисшее напряжение, но как-то безуспешно. или же никакого напряжение вовсе нет, а мне лишь кажется? — сегодня я заменяю Синди. и только сегодня. думаете, мне, в отличие от вас, хочется здесь находиться? о-о-о, пф, — строю недовольную рожицу и слышу одобрительные смешки по сторонам. а затем в голове мелькает мысль, что, может, эти тупые собрания кого-то пиздец как утешают? м-да, это были не самые умные мои слова.
— насколько мне известно, такие встречи нужно начинать с рассказа о своей болезни. то есть сначала я, потом вы. но, детишки, мне куда больше повезло в этой жизни, уж простите за горькую правду, — я начинаю увлекаться и нести чушь злым саркастическим тоном, по-прежнему используя свою дурацкую мимику и наверняка смущая и расстраивая окружающих. ай, да насрать...они все равно все умрут. — э-э, короче, давайте так. я толкну небольшую речь, за здравомыслие которой не ручаюсь, потому что..., — демонстративно достаю из-за пояса флягу, подаренную друзьями в прошлом году, делаю небольшой глоток хеннесси и засовываю обратно, натягивая майку, чтобы скрыть полуголую поясницу. пиджак не спасает. зато, кажется, недавно сказанную глупость спасло чувство юмора. — а потом мы начнем делиться новостями, договорились? — ну какими еще новостями?! типа, у кого и куда прогрессировала очередная раковая клетка? просто супер. это хорошо, что некоторые позволили себе расслабиться и больше не смотрят на меня, как на врага.

я буквально одну секунду думаю, что же мне сказать этим людям. я не мастер всяких замысловатых философских изречений, но если очень захотеть — от души можно ляпнуть на пятерочку. возможно, стоит начать с первого, что придет в голову. и далее по нарастающей.
— я хочу сказать лишь то, что совершенно вас не понимаю, — как боженька сказанула. — и жизнь моя движется в другом ритме. и даже если очень постараюсь, то не смогу представить себя на вашем месте. а вы можете. вы и так здесь. будто вытянули долбанный несчастливый билет, да? и вынуждены воспринимать это как должное до конца дней своих. но знаете, что я вам скажу? смиритесь. просто смиритесь, — уверенно дергаю головой в знак подтверждения собственных слов, потому что действительно считаю это единственным разумным выходом. — это неприятно и наверняка нелегко, но иначе как жить дальше? отведенные вам дни, недели, а может и годы. не жалуйтесь на судьбу хотя бы потому, что смысла в этом нет. никакого, вы понимаете? я советую послать все высшие силы, потому что они позволили этому случиться с вами. я все, — в принципе, довольно неплохо. мой взгляд сразу же падает в центр образовавшегося круга, откуда на меня взирает Иисус. и, клянусь, он будто укоряет меня за только что сказанное. я осознаю, что здесь, видимо, собираются люди верующие, а я такую херню мелю. и хотя мою убогую, а может и немного мотивирующую речь восприняли нормально [кое-кто даже поддакивал], надо было кончать с минутой славы и предоставить этим людям возможность высказаться. в свое оправдание скажу, что напрочь забыла теткин инструктаж к действию, поэтому стала чуть ли не пальцем тыкать, указывая, кому первому открыть рот.
долго думать не пришлось, я заранее знала ответ. снова обращаю глаза к молодой девушке, занимающей место немного левее того, что находится напротив меня. она внимательно слушала мой бред, а к тому же еще в начале собрания привлекла мое внимание своим заинтересованным взглядом. но было кое-что еще. знаете, что именно? бляха муха, это была смиренность. полнейшее спокойствие. никакой тревоги. казалось, она не удивится, даже если ее пришибет люстрой в следующее мгновение. и, особо не раздумывая, я указала жестом именно на темноволосую особу.
— ты. хочешь что-нибудь сказать? — опираюсь локтями на колени и наклоняюсь вперед, готовая что-нибудь слушать. никакой провокации. чистый интерес.

пост 2

до безобразия непривычная обстановка больше не напрягает, но не покидает отвратительное ощущение, что мне здесь не место. так и есть. эта девчонка, она такая невозмутимая. но не замкнутая, нет. молчит, пока не спросят. но внимание привлечено, вопрос задан, с моей стороны остается лишь выслушать ту часть истории, когда болезнь без спроса вторглась в ее жизнь. грустно — единственное слово, которое я могу подобрать, но не осмелюсь озвучить. слишком очевидно. обидно еще, вот да. кисти? рисование? что уж, весьма интересный факт. уверена, мало кто из присутствующих может похвастаться способностью не думать каждую секунду о приближении неминуемой смерти. Элеоноре, кажется мне, это удается вполне.
во время речи возникает желание задать нетактичный вопрос, почему же в ходе химиотерапии она не лысеет. я о странном думаю, да? нет? я ведь совершенно ничего не знаю о злокачественных опухолях и уж тем более о том, как люди с этим справляются. чувствую себя не в своей тарелке. тупой, необразованной, недостаточно знающей о жизни. чувствую себя виноватой. глупо, наверное, потому что, как только собрание закончится, я забуду о нем, как о страшном сне. вспоминая, буду понимать, что ничем не была обязана этим бедным людям, а все равно ощущала себя идиоткой.
а еще Элеонора верит в бога. вот это стало самой печальной стороной ее рассказа. в самом начале я на подсознательном уровне лелеяла надежду, что этой милашке всего лишь пришлось столкнуться со всем дерьмом и несправедливостью этого мира, она осознала это сполна и признала свое поражение. потому что она проиграла. все они, здесь сидящие, проиграли. когда-то мы с вами тоже смиренно поднимем руки над головой и позволим смерти забрать наши души. души, которых у нас нет. я не верю в душу. но суть вы улавливаете? можете рыпаться, молить о пощаде, жалко отнекиваться, но исход нас всех ждет один — фиаско. прекрасный разгром или мирное признание неудачи. мы неудачники. я, ты, и ты вот тоже.

я чувствовала крайнюю степень морального упадка, когда пришло время читать традиционную молитву. мы встали, взялись за руки и долго и нудно слушали мой утомленный голос. за два часа я выслушала почти каждого здешнего человека, его историю, его чувства, его выбор: смириться или бороться. я развивала темы, задавая интересующие меня вопросы по ходу дела. я узнала достаточно много, чтобы хоть примерно вообразить себе страдания этих ребят. но, по сути, мне эти знания не нужны совершенно. поэтому, когда все, наконец, закончилось, я поспешила выбраться на улицу, чтобы проветрить голову.
достаю пачку сигарет, которую по счастливому стечению обстоятельств сегодня взяла с собой, вытаскиваю одну сигарету и закуриваю. чтобы вы понимали, курю я редко. но метко. в среднем курящий человек израсходует одну пачку в течение двух-трех дней. мне же хватает на недели две. надеюсь, от рака легких умирать не придется. рак, рак, рак. фу, блять, пока кончать.
по иронии судьбы ко мне приближается Элеонора. здравствуй, красавица, давно не виделись. что ей, черт возьми, надо?! а, ну конечно! упрекнуть меня. я и без ее замечания до сих пор чувствую неловкость за недавно сказанное, а она...не люблю, когда так поступают. еще и это ее «от той, которая только появилась»...от неприятных слов внутренности стыдливо сжимаются. но вида не подам, увольте. лишь ухмыляюсь, издаю невнятный смешок и с легким прищуром на секундочку поворачиваюсь в сторону девушки. делаю еще одну затяжку. а она ведь серьезно. и свято верит в то, что говорит. мол, Иисус все видит, все слышит, все знает. или я неправильно трактую ее изречение? оказывается, я еще и резко высказалась. вот так новость! когда-то мне говорили, что я умею смущать людей, но об этом комментарии удалось забыть давным-давно. если бы я хотела задеть кого-нибудь...нет, я не настолько жестока.

— прости, милая, если задела за живое, но в Христа я не верю, — отвожу взгляд обратно на парковку и продолжаю: — мне больше импонирует связь с природой. природа — мое биологическое начало и конец. твое дело, если не согласна. но попробуй скажи, что это не проделки твоего организма. а Бога, да, как же, — слегка трясу руками, демонстрируя свое халатное отношение к религии. — ваша проблема в том, что вы считаете, будто нужны Господу там, на небесах. поэтому и умираете молодыми. но, ответь мне, зачем? зачем ты ему там? больная раком. или, ладно, предположим, что сила Его излечит тебя, но почему тогда Он просто не дарует тебе тихую и безболезненную смерть? испытания, скажешь ты. а если ты не оправдаешь ожидания? Он не заберет тебя в свое Царство и не сделает своей правой рукой? это смешно. это абсурдно. это полная чушь, — буквально выплевываю последнее слово, но говорю иронично и без намека на агрессию. возможно, я далеко захожу, но если Нора вскоре помашет ручкой на прощание, то, считаю, она просто обязана начать мыслить здраво прямо сейчас! — не хочу тебя расстраивать, милая, но лучше не тешь себя бессмысленными надеждами. если жизнь валяет тебя в дерьме — не пытайся что-то доказать, а просто позволь ей утащить тебя в болото. возможно, дно окажется не таким уж и отстойным, — пожимаю плечами и выкидываю давно потухший окурок. советчица я, признаюсь, так себе. но поумничать люблю. проверяя дисплей телефона, про себя отмечаю, что темнеть начнет лишь через несколько часов, а это значит, что у меня еще достаточно свободного времени.
— хочешь, покажу тебе кое-что? — засовываю телефон обратно в карман джинс и, получив согласие, веду Нору за собой. отсюда недалеко.

через минут пять ходьбы пешком мы оказываемся в том самом дворике, где я отыскиваю глазами нужный дом и подъезд. махаю девчонке рукой, призывая идти следом и не останавливаться. садимся в лифт, высаживаемся на последнем, двадцатом этаже, затем я колдую над замком на крышу и, Иисусу хвала, отворяю люк.
— давай, не бойся, здесь круто, — убеждаю Нору и помогаю ей подняться. вдыхаю свежий вечерний воздух полной грудью, будто в первый и последний раз.

0

189

charline jordan, 20, sky ferreira
Код:
<!--HTML-->
<link href='http://forumfiles.ru/files/0015/2c/49/56397.css' rel='stylesheet' type='text/css'>

<center><div class="kai1"><div class="kai2"><div class="kai3"><table><tr><td><div class="kai-n">

Charline Jordan, 20

</div><div class="kai-stuff">

— я ассоциируюсь у тебя с хаотичным крушением?<br>
— прекрасным. прекрасным хаотичным крушением.

</div> <div class="kaiout"></div></td></tr></table></div> <div class="kai-thing"> <div class="kaitabs"><div class="kaitab"><input type="radio" id="kaitab-1" name="kaitab-group-1" checked><label for="kaitab-1">главное инфо</label><div class="kaicontent">

<div style='border:1px solid #eee;'><img src='http://sg.uploads.ru/XlidC.gif' width="390px"></div>
<table border="0">
<tbody><tr>
<td width="180px"><div id="lostthat"><div class="easy"><div class="coldwarkids">#никнейм: </div><div class="swollenn">Чарли, Джи</div></div></div>
</td>
<td width="180px"><div id="lostthat"><div class="easy"><div class="coldwarkids">профессия:</div><div class="swollenn">воровка, угонщица</div></div></div>
</td></tr>
<tr>
<td width="180px"><div id="lostthat"><div class="easy"><div class="coldwarkids">ориентация:</div><div class="swollenn">гетеро</div></div></div>
</td>
<td width="180px"><div id="lostthat"><div class="easy"><div class="coldwarkids">looks like:</div><div class="swollenn">Sky Ferreira</div></div></div>
</td></tr></tbody></table>

<center><div style="font-family: georgia; font-size: 16px; font-style: italic;"><span style='color:#dda95e'>с</span>вязь с вами: 398378254</div><br></center>

</div></div><div class="kaitab"><input type="radio" id="kaitab-2" name="kaitab-group-1"><label for="kaitab-2">биография</label><div class="kaicontent">
она не знает, каково это — любовь родителей. отец, создавший в их доме долбанную оружейную лавку и насиловавший дочь с двенадцати, принимая ее в нетрезвом состоянии за почившую мать. старший брат, толкающий наркоту и регулярно собирающий толпы шлюх на кухне. и Чарли, крайне озабоченная и такая же тупая, как пробка, которой вы затыкаете дырку в своей ванной.<br>
впрочем, дырку Чарли уже ничем не заткнуть. требуя к себе внимания, которого не получала в детстве в достаточной мере, она готова раздвинуть ноги перед каждым, кого посчитает хоть малость привлекательным. есть одно «но». она никогда, ни за что, ни к кому не привязывается.<br>
любовь в целом — такая же неведомая для нее хуйня, как и элементарное квадратное уравнение.<br>
<br>
зато Чарли прекрасно знает, где раздобыть забористую траву и скрутить отменный косяк. она способна за считанные секунды взломать практически любую тачку в округе и в тот же вечер продать за двадцать косарей минимум. она спиздит ящик пива из супермаркета и останется незамеченной. а затем повторит все сначала. снова, и снова, пока не надоест. а Чарли это никогда не надоедает.<br>
<br>
она не позволит сломить себя изнутри. спустя какое-то время вам может показаться, что вы знаете эту несносную девчонку. но, поверьте, вы не знаете о ней ровным счетом ничего. только дайте понять, что хотите покопаться в ее мрачной головушке, как она познакомит вашу переносицу со своими крепкими костяшками.<br>
<br>
в ней нет пафоса — лишь житейская глупость, наивная вера в святость отношений и реальный взгляд на этот сраный мир.<br>
<br>
она может быть крайне груба или чрезвычайно нежна, но свидетелем проявления ее добрых чувств стать весьма сложно. не думайте, что наконец-то узнали настоящую Чарли, потому что она сама себя не знает. и знать, наверное, не хочет. она не окончила школу, утопила отцовскую машину, за что была жестоко избита, а из-за наркотиков не может иметь детей. но Чарли плевать, ведь она вполне счастлива от очередной губительной затяжки.<br>
<br>
упертая девчонка ничего не боится. деградация и саморазрушение — вот вся ее жизнь. обдолбавшись, она хватает пистолет и направляет в лицо друга. она не стреляет, пока нет. ее вполне устраивает собственное место на самом дне. да и сама она — дно. Чарли и вас туда затащит, не беспокойтесь, она всех погребет заживо, а увернуться позволит лишь единицам.<br>
<br>
но внутри она не так паршива, какой является снаружи. Чарли прекрасна. замечательна. то ураган, сносящий все на своем пути, то тихая прибрежная гавань. она отнюдь не безнадежна, но по-прежнему глупа и неразумна. она никогда не знавала другой жизни и слабо верит в лучший ее конец. только не для себя.

</div></div><div class="kaitab"><input type="radio" id="kaitab-3" name="kaitab-group-1"><label for="kaitab-3">характер</label><div class="kaicontent">

х и т р а я   задница, находчивая, выкинет хуйню и не попадется. из большинства ситуаций выкрутится с минимальным ущербом. будь хоть один из Джорданов тормознутым придурком — вся семья давно бы гнила за решеткой.<br>
<br>
з а б о т л и в а я, хотя об этом мало кто подозревает. ради близких людей Чарли горы свернет, и себя подставит, и даже убьет, если потребуется. на левых приятелей, конечно, не распространяется. доброта — дело наживное.<br>
<br>
к слову о...<br>
д о б р а я, хотя в ебальник по делу даст с огромной радостью. женщин и детей не бьет, у стариков в переходах мелочь не крадет, а с малышней так вообще счастлива повозиться.<br>
<br>
р е в н и в а я   сука и собственница. если мое — значит мое, если чье-то еще — значит мне уже не надо. но «уже не надо» вовсе не означает, что Чарли быстро отступится. жизнь чужую угробит и лишь тогда белый флаг поднимет.<br>
<br>
у м н а я, ха-ха, прикиньте? в жизненных вопросах советчица от бога просто, но столицу Чехии вряд ли вам назовет. бывает, стреляет гениальными фразами, сама того не подозревая.<br>
<br>
п р я м о л и н е й н а я, поэтому, блять, не обижайтесь, коль тупые или облажались. лицемерить не станет, молчать не станет, на конфликт выведет за три секунды при наличии повода и даже без.<br>
<br>
к о р ы с т н а я<br>и<br>э г о и с т и ч н а я<br>
ее не ебет ваше мнение, а уж тем более ваши обиды, которые подобны жалкому писку в этом огромном мире. не пытайтесь достучаться до Чарли — она вас не услышит. 
</div></div></div></div> </div></div></div>
</center>
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

пост дэйму 1

НЕСКОЛЬКИМИ ОБЫЧНЫМИ ДНЯМИ РАННЕЕ
сраное, сраное дерьмо.
этот долбанный ублюдок, не отличавшийся особой пунктуальностью (!) и вообще элементарным умением складывать животные звуки в человеческие слова, просил всего лишь одного: разобраться со всем вовремя. твою мать, Чарли, это ведь не так сложно хотя бы потому, что ты всегда это делаешь, разве нет? а теперь, в этот раз — самый, между прочим, важный и крайне решающий — у меня ничего не выходит. ровным счетом ни-че-го.
потому что лошара ебаная. это как мышечная память — раз и навсегда, но сегодня явно не мой день. ни сегодня, ни вчера, ни, блять, позавчера. говоря более понятным языком, я постоянно рискую попасться и поэтому приходится делать то, что делать я не люблю совершенно. лажать. лажать — это не обо мне. но, видимо, так судьбой предначертано, чтобы Оли и дальше глумился надо мной, омерзительно причмокивая губами и хватая по возможности за голые ляжки, мол, смешно это, потому что он прекрасно понимает, как это меня сука бесит. обычно я махаю руками, пытаюсь врезать по его самодовольной роже, но в ответ слышу лишь этот долбанский издевательский смех, от которого хочется убежать и закрыться в своей комнате, как малолетней потаскухе. но зачем-то я продолжаю яростно отстаивать достоинство, которого у меня нет.

когда-то, примерно месяца три назад, он зацепил меня хер знает чем. повадками, что ли. ну короче всем, кроме, конечно, мозгов — это я не сужу. возраст как бы, все придет. а теперь мне позарез нужен план, как от него отцепиться.
обещания Оливера — это своего рода гарантия. то, в чем он преуспевает больше остального. то, что двигает мною вот уже целую гребанную неделю, за которую я выглядываю ту самую малышку, способную обеспечить мне небольшую свободу. и пока ты жрешь свой убогий сэндвич из листа салата с хреном, просиживая жопу на толчке, где-то этажом ниже бродяжничает сволочная Джи, пинающая твою дымчатую пятерку, в которой даже сигнализация не установлена. боже, ну какой же ты жизнью обоссанный.

ладно, окей. ладно.
итак, что мы имеем на данный момент: ничего, ничего, один тупой и одновременно с этим смешной случай и еще раз ничего. по нулям.
вот как, например, вчера я шла, шла, в тихий райончик зашла и положила глаз на одну детку. подхожу я, значит, оглядываясь по сторонам, словно параноидальная, а тут на всех порах мужик выбегает из соседнего дома и летит прямо к моей детке. нет, ну что за хуйня, подумали вы, наверное? я тоже так подумала. «спешу, — говорит, пока мои глазные яблоки покидают свои орбиты, — очень спешу». нет, ну я рада блять, а мне-то что теперь делать?
а вокруг, по обычаю, один шлак. в этой части города нормальных тачек почти не сыскать, а переться на другой конец, чтобы потом попасться на раз-два...ну нет, даже ради избавления от вонючего Оли я на такое не пойду.

сегодня мой самый счастливый день. это я поняла еще утром, когда унитаз потек, а я в полудреме прошлепала босиком в ванную. ох и ору было, вам лучше не знать. так это я к тому, что именно сегодня, мать вашу, меня ждал добротный пинок и одна из самых лучших находок за всю жизнь. а в заключение еще один поджопник, посланный явно самим Иисусом, иначе я не понимаю, кого еще могла так сильно заебать за последние двадцать лет.
но обо всем по порядку.
я уже давно как усадила свою задницу на мягчайшую обивку новенького мерина, как меня вдруг хватают за волосы, сука, за волосы!!! но я каким-то чудом умудряюсь увернуться, открыть дверцу машины и что есть силы ебануть с ноги по чьим-то колокольчикам. лица я так и не увидела, потому что, то ли я сегодня пиздец какая тупая, то ли гиперактивность этого мужика явно, ну очевидно же совсем мне не на руку.
мне надо полторы несчастные минуты. полторы, пожалуйста! но нет, за это время я почему-то успеваю не завести двигатель, а поцеловаться носом о чью-то ладонь, а потом подвернуть лодыжку, запутавшись в узле из собственных ног. все это жутко неловко, жутко больно и вместе с остальным жутко смешно. со стороны. но тогда я нахуй не на шутку разозлилась и въебала молодому [или же не очень] человеку смачную пощечину, от которой рука заныла, как дрянь, а потом просто убежала. как ссыкуха последняя, честное слово. а ведь обещала я себе, что не буду больше дрейфить! только продолжать до победного конца. моего или противника. но желательно, конечно, моего, тут как бы понятно.

после этого ужасно тупнякового случая я была конкретно на взводе. в смысле совсем-совсем, что даже решила пропиздовать пешком полгорода, чтобы добраться до какой-то четенькой парковки рядом с торговым центром.
что тут у нас с камерами наблюдения? их нет, ооо.
так-с так-с што тут у нас внедорожничек ааа наканец-та. подхожу к этой отполированной красотке, оценивая взглядом, будто пытаюсь вообразить, что там у нее, под юбчонкой. облизываю палец и с характерным шипением прикладываю к крылышку, за-е-бись. к таким и прикасаться, знаете ли, страшно. только на шину подыши — начинает верещать, как резанная мразь. прям как я, когда Оли в очередной раз хватает меня за щиколотки и считает своим долгом протащить по только орошенному газону. представляете, насколько все плохо? я должна, нет, обязана оставить какого-то чувака без средства передвижения, чтобы избавиться от своей занозы. так что, брат, сорян, ничего личного.
закуриваю, немного выжидаю, а затем достаю отмычку и начинаю колдовать. дым лезет в глаза и прямо с сигаретой во рту я бранюсь, как в последнюю минуту жизни. через несколько секунд я уже открываю дверцу, а капризная детка начинает неумолимо пищать, что означает лишь одно — меня хорошенько отъебут, если я не укачу отсюда в ближайшую минуту. разбираюсь с сигнализацией, срываю панель под рулем и соединяю нужные проводки.
господи, как же эта детка сладко урчит! я бы слушала и слушала, но обладатель какого-то левого голоса вклинивается в мою идиллию, орет всякими похабными словами и, судя по зеркалу заднего вида, на всех порах мчится в мою сторону. прости, гаденыш, но тебе никак не дотянуться до моей жопы. слишком высокая планка.
напоследок решаю высунуться из окна и отсалютовать незнакомцу средним пальцем.
— лошара бля, — расплываюсь в улыбке и жалею лишь о том, что папочка кадиллака не слышит моих слов.

с тех пор я Оли больше не видела. чудо, не правда ли? жила себе припеваючи, лишь изредка беспокоясь о том, что, рано или поздно, мне обязательно сядет на хвост тот униженный и оскорбленный с чикагской парковки. за такую машинку я бы и убила, знаете ли. но это, впрочем, уже не мои проблемы — в последний раз я видела ее тогда же, когда и устраивала Оли церемонию прощания.

СЕЙЧАС
меня подставили. меня так, блять, мастерски подставили, что до сих пор хуею со своей тупости. дальновидности и расчетливости у меня, конечно, не занимать, но неужели я настолько отчаялась, чтобы так просто пойти навстречу неизвестности?
в этом деле все до тошного щепетильны, но, видимо, не я? да, все верно.
дело в том, что мне так хорошо поимели мозг, что я даже ни на секунду не задумалась о возможном подвохе. да и имел ли он место быть? всего лишь встреча с каким-то четким пацей, готовым предложить что-то, что меня, несомненно, должно заинтересовать. и сколько бы еще информации я не пыталась выпытать у приятеля — без толку. тогда я поверила на слово.
и сейчас, облокотившись задницей на спинку лавки в парке, я жду. ковыряю лак на ногтях, обкусываю губы, выглядываю в темноту. томительно вздыхаю, и еще раз.
вдохнуть
  выдохнуть
    заебаться

пост дэмиану 2

всю жизнь твержу себе, что люди, какими бы ни казались на первый взгляд и как бы славно себя с тобой не вели, склонны оказываться теми еще хитровыебанными мудаками. каждое утро, открывая глаза, я четко осознаю, в какой прогнивший и продажный мир вот-вот выйду, но в самый нужный момент мозг напрочь отказывается мыслить крайне скептически, предпочитая принимать всякие сомнительные бредни за чистую монету.
на этот раз мне конкретно так присели на уши, причем те ребята, которых я вряд ли бы в ближайшие тысячу лет заподозрила в подобного рода подставах. только не в отношении со мной, нет. кому из своего окружения я могла так щедро нагадить, чтобы сейчас, спустя столько времени совместных авантюр и подъебов, мне смачно харканули прямо в спину? пидорасы блять, пооткусывала бы носы всем.

меня встречает тот самый Фил, с которым мы созванивались буквально утром. оперативненько, однако. своим внешним видом он доверия особо не внушает, хотя, он вообще ничего не внушает, скажем так. но стоит лишь ему открыть рот и залепетать все эти формальности, как становится понятно, что этот мужик прямо-таки мастер всяких наебов. о которых я, разумеется, и не подозревала. это я все к тому, что, так уж и быть, гарью здесь и не пахло. всего лишь человек, достаточно хорошо знающий свое дело и явно не спешащий выкладывать все карты на стол. умно и тупо одновременно. но я, почему-то, вижу в этом лишь хорошую сторону. люблю загадочки, понимаете ли.
Фил говорит о чем-то отвлеченном, а я пропускаю половину россказней мимо ушей и молча следую за ним к гаражу, в котором через пару секунд увижу тот самый ценный экземпляр. руки так и чешутся, честное слово. а вот язык развязывать получается пока хуево: я только угукаю, агакаю, хихикаю — в общем, делаю вид, что слушаю. на самом же деле мне откровенно посрать. я просто хочу поскорее узнать подробности нашей...э...сделки? хуелки, блять.

так званая завеса поднимается, а за ней во всей своей красе блистает, ослепляя здравый рассудок, новенькая феррари. или не новенькая, я хз. но начнем хотя бы с того, что с такими тачками мне иметь дело еще не приходилось, что уже само по себе весьма соблазнительно и до страшного искушает. в омут с головой ради такой я, конечно, не кинулась бы, но раз предлагают, то как уж тут отказать? глупо, наверное, очень глупо ввязываться во всякую непонятную суету, но в этом-то и вся Чарли Джи. пока Фил не видит, поджимаю губы и слегка пожимаю плечами от безысходности, мол, куда деваться? я заинтересована, да, очень, но ощущение подвоха подкрадывается незаметно. настолько незаметно, что я пока его не чувствую своей пятой точкой, но это вопрос времени. я уже говорила, что дальновидности у меня не занимать? так вот и инстинкт самосохранения срабатывает пиздец как отстойно, намереваясь, наверное, в могилу меня свести.
вот этот Фил, как ни странно, довольно приятный чувак. излагается кратко и доступно, но суть я до сих пор улавливаю туго. сдерживаю порыв задать один единственный вопрос: «и че?», потому что он уже плавно переходит к той части, где выясняется, что у мажорного отпрыска имеется нездоровый интерес к мужским задницам и бла-бла-бла. ей богу, как стремительно разрастается популяция педиков. я не гомофобка, не подумайте, но одного лишь взгляда на эту малышку хватает, чтобы начать сожалеть ей от всего сердца. какой-то, мать его, урод, обожающий, когда его жопу пялят такие же уроды, осквернил детку своими пидорскими оргиями.
ты не заслужила, милая, нет. я провожу рукой вдоль боковой части, обходя машину против часовой стрелки, пока не приходится остановиться с другой ее стороны, чуть не обосравшись от неожиданного появления еще одного гостя. а это еще что за тридцатилетний мужик?! господи. это Дэйм. а, ну да, точно, Дэйм! сто лет, сто зим. лицом неосознанно серьезничаю, а дружеский жест рукопожатия смело игнорирую, не желая марать руки. Чарли-не-желает-марать-руки? что-то новенькое, да не о том речь.
— а этот что, водить не умеет? — киваю в сторону парня [да, он явно моложе, чем кажется], но по-прежнему отказываюсь встречаться с ним взглядом, а потом ловлю себя на мысли, что ответ на заданный вопрос меня совершенно не интересует.
автоматизируется режим «тупая пизда», где я, собственно, строю из себя тупую пизду. не стараюсь даже, честно, просто новые знакомства стараюсь сводить к минимуму. еще и эта дурацкая...улыбочка? ухмылочка? что это? к чему это? от невесть откуда появившейся злости и отвращения хочется стереть ее с этого незнакомого, но уже раздражающего лица.
мельком поглядываю за новоиспеченным приятелем, с которым, как он верно подметил, мне предстоит провести еще целый вечер. он меня смущает. смущает он меня. сама не замечаю, как хмурюсь от недовольства, но вскоре сменяю его неким умиротворением, стоит лишь примостить зад на сидение, на котором даже спаться будет крепче, чем в домашней постели. я в раю или да?

снова боковым зрением кошусь на «Дэйма», но резко перевожу взгляд на лобовое стекло, когда мои гляделки не остаются без ответного внимания. через какие-то несколько минут, снова выслушав наставления Фила, я даже не задумываюсь о неупомянутых, но очевидных нелепостях сложившейся ситуации, а на всех радостях стартую выполнять возложенную на меня работу. за то малое время, что я знакома с Филом, лапша, умело навешанная им мне на уши, сделала свое дело. в то время как своему спутнику я по-прежнему не доверяла. это сложно объяснить, но факт.
обреченно вздыхаю, завожу мотор и выезжаю нахуй из этой недоавтомастерской. все хорошо. нет, все отлично. было бы еще лучше, если бы я научилась обращать внимание на все те сомнения, зарождающиеся у меня в голове по ходу дела. например, мне всю дорогу не давал покоя один простой, но жутко назойливый вопрос: почему я? вот какого же хрена, а? не говоря уж о том, что я ни с того, ни с сего получаю такую детку в личное владение.
через какое-то время сплошного молчания начинает происходить что-то странное. я не знаю, что именно, но определенно точно ничего хорошего. выезжаю на новый завиток дороги, потихоньку прибавляя скорость и по-прежнему периодически бросая взгляды в сторону напарника. мне молчать не сложно, абсолютно, более того — говорить ему что-либо не хотелось вообще. или хотелось, но не зналось, что именно. одно я поняла точно: а он, сука, ничего так. мальчишка с забитыми рукавами, свежей щетиной и раскуривающий косяк прямо в тот момент, когда за рулем явно ебанутая баба-аутистка превышает всякую скоростную норму. появляется острое, почти неконтролируемое желание то ли ударить его лбом об дверцу, то ли издевательски над душой постоять, подразнить, позаебывать.
погодите, он что-то пизданул?
— да че ты приебался-то? — возвращаюсь в реальность и выпаливаю без раздумий. открываю окно, впуская в салон резкий порывистый ветер, потому что в данный момент мыслить трезво мне нравится больше. но он продолжает что-то базарить без умолку, а последние слова прямо острой сталью пронзают память. вот оно! запахло жареным. горит моя проблемная задница. я снова сжимаю губы и уже в открытую пялюсь на Дэйма, исследуя каждую эмоцию на его самодовольной еблине. господи ты боже мой, да он неадекватный какой-то! телка тачку его угнала, а он ей здесь засады устраивает, рискуя при этом собственной жизнью. или он рассчитывает на то, что я разберусь с проблемой тормозов на месте? если и так, то маловато этот сукин сын успел обо мне узнать. я лишь нервно дергаю ногой, пытаясь сбросить ахуевшую ладонь со своего бедра, хотя, признаюсь, этот многозначительный жест разжег огонь ниже пояса похлеще, чем перец чили в трусах.
сердце екает, как ебанутое, но не мистер Д тому причина, отнюдь. кажись, мы скоро разъебемся нахуй неподалеку от Чикаго, но а пока что я не унимаю попыток остановить эту гребанную феррари. постепенно сбавляю скорость и понимаю, что почти не беспокоюсь на счет того, что через ничтожно малое время меня уложат на лопатки и поимеют во все щели. настоящая проблема крылась где-то поглубже. его тачки у меня нет. и нет уже очень давно.
— в душе не ебу, где она, веришь? — на секунду поворачиваюсь в сторону парня, старательно выдерживая повисшее между нами напряжение. семьдесят, шестьдесят, пятьдесят. вдох, выдох, вдох, вдох. поморгать, облизать пересохшие губы, выругаться сто тысяч раз, а потом резко вывернуть руль на триста шестьдесят, сворачивая с трассы на узкую пустынную дорожку. решаю испробовать тормоза и зажимаю ногой педаль, в конце-концов чуть не уебавшись об руль. поднимаю подбородок и сквозь нависшие на лицо пряди пялюсь вперед, сквозь стекло, надеясь понять, куда же в итоге заехала. в какое-то, черт бы его, хуево-кукуево. все еще тяжело дышу, когда, одурев, вылажу из машины и психованно хлопаю дверью, а затем мчусь к противоположной ее стороне. как раз к тому времени, когда Дэйм вылазит на свежий воздух, я хватаю его за ворот футболки и что есть силы впечатываю в металл автомобиля.
— и что это, блять, было? неужели месть?! плохо, очень плохо старался, — наверное, еще секунда и я зарычу, но нет. приступ агрессии сменяется какой-то жалостью, но и страхом вместе с ним. страхом перед чем? перед кем? без понятия. чувствую дрожь в коленках, потому что не-на-ви-жу срываться. особенно на тех, от кого могу получить ответной пизды.

пост дэмиану 3

по какой-то неизвестной мне причине большинство людей нашего мира считает, что имеет право контролировать всякого рода ситуации. и других людей, разумеется, тоже. можете брыкаться, долго и упорно доказывая, что я точно такая же, но нет. нихуя подобного! я не слежу за чужой жизнью и уж тем более не ставлю никого на место. в смысле, знаете, только если дело не касается мести, потому что выписать пизды за свой зад святой — большое дело. но делаю я это как-то...один раз и категорично.
а этот хер, кого он вообще из себя возомнил?! прямо здесь и сейчас пытается преподнести мне какой-то жизненный, блять, урок. думает, он первый, кто вместо того, чтобы поплакать и успокоиться, отчаивается в самом плохом смысле этого слова и лезет на рожон, чтобы вернуть утерянное? так вот, что я вам скажу, уебки. три вещи никогда не вернуть назад: время, слова и ваши, сука, машины, которые мне когда-то посчастливилось угнать, а вам, соответственно, бездумно проебать. и хоть ревите, хоть полицию вызывайте, хоть бумажных франклинов подсовывайте — ничем не помогу. и не потому, что вредная до тошноты. буду рада когда-нибудь выручать нищих и убогих, когда сама выпишусь из их числа. все очень просто: я крайне редко дважды связываюсь со своими клиентами. Оли, конечно, другое дело, ведь он постоянно вертится у меня перед носом, а поделать с этим я, увы, ничего не могу. но не видела я его на этой неделе лишь потому, что всеми силами избегала любого контакта, а он в коем-то веке не шел наперекор моему элементарному желанию не видеть его мерзкой самовлюбленной рожи. подыгрывал, что ли. не знаю и знать не хочу, вполне счастливо доживая последние, по-видимому, минуты своей жалкой и никчемной жизни. это пока мне лицо до неузнаваемости не разрисовали, не трахнули и труп в канаву ближайшую не сбросили. но это не точно.

и все же какая я идиотка, ну честное слово. как можно было повестись на эту дешевую игру? КАК МОЖНО БЫЛО ТАК ПРОЕБАТЬСЯ?!
а, вообще-то, все предельно дерьмово. могло быть и хуже, разве нет? веселые, говоришь, выходные, гавнюк? ну если считать за веселье мою тупость, с которой я уже давно смирилась, не пытаясь перекроить свою суть и естество, то да, вполне весело. даже сама иногда нахожу веселым все те тупняки, которые периодически со мной случаются. вот что за пиздец: чувак идет требовать выкуп за машину, получает запрашиваемую сумму, но тачку не отдает? или, например, какого же члена именно Я должна была ехать с ними? я, блять, Я! то есть, чтобы вы понимали, я иногда даже водить по-человечески не в состоянии, а они нанимают какую-то неизвестную телку, чтобы она посидела в тачке с каким-то укуренным ушлепком, который нахуй там не сдался по сути, а потом еще и получить эту тачку в подарок? так просто и ни за что. ну-ну. напоминает те аналогичные миссии в ГТА на абсурдных условиях с обязательной подставой «на сладкое». потом-то, конечно, Сидоджи догадывается, как умело его вокруг пальца обвели и как удачно, черт возьми, выставили полнейшим лохом. чувствую себя примерно так же, но еще хуже, потому что я даже не Сидоджи! господи, да я обосраться какая неудачница, если так подумать.

я уже собиралась с наездом выкрикнуть что-то в стиле: «да ты знаешь, кто мой отец?!», хотя, посмотрим правде в глаза, ему срать хотелось на мои проблемы. поэтому я замахиваюсь правой рукой, но Дэйм сразу же перехватывает обе и заворачивает мне их за спину. не уверена, что он вообще успел сообразить, что я отвесить леща ему хотела. понятия не имею, откуда взялась эта тупая привычка лезть в драки с мужиками. это еще повезло, если они позволяют себя пиздить, а если, как зачастую бывало, ебашат в ответку? в лучшем случае неделями хожу с разбитыми носом и губой, а в худшем...нет, пока терпимо.

я бы предложила вам угадать вещи, которые ненавижу на этом свете, но их слишком дохуя, чтобы попасть в точку с первой сотни раз. поэтому скажу прямо: я терпеть не могу, когда мне руки заламывают! обычно ору, как резанная, чем сразу же отпугиваю противника, считающего, что я вот-вот в припадке биться начну. изредка, бывало, это вызывало дикие приступы смеха. не только у обидчика, но и у меня самой. а здесь мне что-то вообще кричать не хотелось. то ли я понимала, что это так же бессмысленно, как и мое бытие, то ли жаждала продолжения нашей неравной, но от этого не менее интересной схватки.
меня так по-хозяйски разворачивают к себе задом, а к полудохлой феррари передом, что я бы невольно начала наслаждаться таким положением тел вещей, но ноющая боль в руках не позволяла сосредоточиться на приятной части процесса, где меня с минуты на минуту должны наказать. ух, сука, попляшешь же ты у меня! когда-нибудь. я лишь сильнее стискиваю зубы, ударяясь щекой о металл машины, но все еще стараюсь не издавать ни звука. боюсь пропустить какую-нибудь поганую угрозу из уст моего пленителя или просто чувствую себя слишком униженной, чтобы усугублять собственной положение?
еле слышно фыркаю себе под нос, пока в голове проносится обзор всех ругательств, которые мне приходилось слышать за всю жизнь. хоть представляете, как их много? ой не пиздите, не представляете. я уже хотела, как обычно, характерно скривить ебало, да пафосно так, мол, неузявимая совсем, а потом прошептать заебанное «господи», но эта затея изначально была обречена на провал. это лесное уебище хватает меня за волосы [вот опять!!!], оттягивает назад и все, что мне хочется в данный момент — провалиться под землю от обиды. меня расстраивает не тот факт, что Дэйм решил проучить нерадивую девку, а то, что этой девкой оказалась Я. кашу заварила, а теперь расхлебываю. я бы дала надежду хорошему началу наших отношений, если бы он не планировал устраивать весь этот чертов спектакль для одного зрителя. но он сделал это. все, пиздец. пиздец тебе, пацан. конечно, я — не ты, не стану и дальше отстреливаться в упор, но вскоре позабуду твои слова и отращу глаза на затылке. и больше ты, сучок, не перейдешь мне дорогу. и срать я хотела, что сделала это первая.

мне бы очень хотелось видеть его лицо в данный момент. что на нем читается? злость? страх? все может быть. вот на моем явно отображается боль, так как еще пару секунд — и я зареву. на какое-то мгновение он усиливает хватку, но я все еще силюсь заткнуть в себе позыв беззащитного щенка, готового заскулить, а то и выть от ломоты в мышцах.
а он...просто отпускает меня и просит бежать. так, кажется, делают только истинные психи, обожающие игру в кошки-мышки с заранее просчитанным исходом. это...несправедливо. но я разворачиваюсь лицом к Дэйму и чувствую кое-что очень странное. мне хочется его пожалеть. нет, серьезно, я очень хотела бы успокоить его, поведать о принципе невозврата его машины и просто убедить в том, что все будет хорошо. или как вообще пыл чужой гасить? хуй знает, но я бы хотела попробовать.
но все, что я делаю — медленно отхожу от него на пару шагов и борюсь с бестолковым желанием сказать, как мне жаль. потому что именно в этот момент мне чертовски жаль. не украденный кадиллак, ясное дело, а самого мальчишку. кровоточащий висок, хотелось бы надеяться, не прогрессирует в долговременные мигрени. или да. он сам нарвался.

— идиот, — негромко произношу с какой-то непроизвольной заботой в голосе, но и прежним страхом в глазах. страхом, который пока не мешает продолжать делать глупости. а вот когда я делаю еще пару шагов назад, разворачиваюсь и начинаю удирать — тогда-то сука все становится на свои места! то ебучее ощущение, когда тебе дали шанс спастись, но даже наименее чувствительная жопа почувствует подвох.
в моем не самом выгодном положении надо было послушно кивнуть, наговорить всякого и просто не выполнить обещание. может, тогда не было бы так стремно поворачиваться к нему спиной? но общаться с людьми я не очень умею, не говоря уж об элементарных психологических трюках.
разумнее было бы бежать задом вперед, чтобы параллельно отслеживать действия Дэйма, но тогда пострадает скорость. поэтому остается ожидать выстрела в спину, не позволяя ногам подкашиваться, а испугу и слабости взять вверх.

пост дэмиану 4

Иисусе на хлебной корочке, до чего же дошла наша поездочка. самое обидное, что все, кто так или иначе помог этому безмозглому, наверняка знали, зачем и почему это делают. как я завтра на районе-то появлюсь? только с высоко выставленным средним пальцем и победными криками, мол, не обосралась. а вот они обосрались.
загадывать такое было пока рано, но довольно приятно в бегах от своей неотвратимой гибели. шум крови в ушах перекрывает все посторонние звуки, мешая как можно точнее оценить свои шансы на спасение. я не слышу поспешающих за собой шагов, а это вроде как хорошо? как бы не так, ведь наверняка у этого психопата найдутся другие способы догнать и навешать пиздюлей. остается надеяться лишь на то, что учащенный пульс сделает свое дело, и я задохнусь раньше, чем попадусь Дэйму в руки.
становится совсем дерьмово, когда я начинаю слышать рык заведенной тачки. теперь он как предвестник смерти, наслаждения — ноль. не лишаю себя возможности подумать, что за эти несчастные секунды успела сойти с ума и в только воссозданных иллюзиях вижу и слышу то, что не должна. но подобных заскоков со мной никогда не случалось, а, значит, дурочка размечталась. он и в самом деле решил подбить меня насмерть, да? вот же неугомонный.
вариант, где он просто съебуется с места происшествия подальше — безнадежный вариант. всяких придурков мне судьба подкидывала за двадцать лет, поэтому, спустя столько времени, выучить принцип мышления их ущемленного жизнью мозга не составило труда. и, ясен хрен, даже когда ты в тысячный раз попадаешь из-за таких вот людей в невыгодное положение, то по привычке умудряешься рассмотреть свет в конце тоннеля. но это ложный сигнал, посланный твоей отчаявшейся деревянной головушкой. странно, что я с такой страстью к смертельным приключениям и тягой ко всяким ублюдкам по-прежнему жива.

я бегала бы змейкой, как ебанутая, если бы он надумал в меня стрелять. а если бы побежал — вдохнула бы поглубже и продолжила бы перебирать ногами, потому что, уж извините, что я могу поделать в такой ситуации? но когда вас хотят сбить машиной, что вы делаете? скажите мне, пожалуйста, потому что я, блять, без понятия совершенно! было бы круто оказаться в сериале, где меня непременно бы спас мистер-вовремя-оказываюсь-не-в-том-месте, но, если не ошибаюсь, мы таки не в сериале снимаемся? эх, жаль, за сюжет сгодилось бы.
на какую-то долю секунды я позволяю себе обернуться. он прет задом, еще и немного в стороне от намеченной цели, если только его целью действительно была я. тут можно рассмотреть два варианта: он чето удумал или очень сильно ебанулся головой и заработал себе дезориентацию, если повезет, на всю жизнь. кажется, нетренированные для такого бега ноги сейчас откажут, а глазки родят пару предательских слезинок, вынуждая меня сдаться с поличным. нет-нет-нет...нет-нет...паника, уйди! просто иди нахуй. пожалуйста...
погрязнув в каких-то безумных внутренних мольбах, я совсем теряю счет времени и до последнего думаю, что вот-вот смогу окончательно унести ноги. проблема лишь в том, что соперник оказывается чуточку здравомыслящее — что странно — и хитрее, перегородив мне путь. по инерции я чуть не врезаюсь в тачку, успев кое-как подставить ладони и оказать на них немалое сопротивление. уже ощущаю боль в кистях. сука!

— очень!!! — срываюсь на озлобленный крик и что есть силы бью руками по капоту, решая добить свои слабенькие ручонки. смешно лишь то, что у меня нет выбора действий. нужно было остаться на месте и выяснить, чего хочет этот маньяк, но зачем-то я продолжаю бездумно рыпаться, как запертый в клетке зверь, и снова срываюсь с места. правда, ненадолго, потому что Дэйм выскакивает из салона и в считанные секунды усмиряет мое буйство.
остается лишь покорно следовать за парнем, сдерживая нездоровый смешок. достать ему новую машину?! ага, конечно, прям щас.

внутри же сижу тихонько, как мыша, обиженно уставившись в окно и потирая пострадавшие запястья. мы выезжаем на нормальную дорогу, следуем в направлении Чикаго, а поэтому мои нервишки понемногу успокаиваются. зато Дэйм, видимо, очень хочет снова вывести меня из себя.
— слушай, да не хочу я тебе насолить, мне вообще насрать, — произношу с дурацким возмущением, снова отворачиваясь к окну и поджимая под себя ногу. но глупость этого пацана просто не знает границ. — что? бля, да ты, кажется, это всерьез. прости, чувак, но если ты все это устроил ради новой крутой тачки — забудь. просто забудь, — закатываю глаза от накатившей дурости и радуюсь, что сосед этого не видит. какая абсурдная просьба, ей богу. что ему вообще про меня наплели? мол, я поставляю исключительно четенькие тачки? ха, ха-ха. — по секрету скажу, что твой кадиллак — первое достижение с тех пор, как мне стукнуло, — просчитываю с задумчивым видом, — четырнадцать. обычно я так не рискую. а тарифа для друзей не существует. ну ты понял, да? — поворачиваюсь в сторону Дэйма и опускаю подбородок, не сдерживая усмешки и смотря на него как бы из-под лба.
но тупые мыслишки парня финишной уперто не знавали. сколотить банду? с тобой типа? э, ну как бы так сказать помягче...мне делать нехуй, что ли? не хотелось бы обижать Дэйма, но дело даже не в том, что я почти никогда не работала с кем-то в паре. а именно в нем самом. человеке, которому явно скучно жить на этом свете [адреналина ему не хватает, видите ли], поэтому он занимается всякого рода херней. херня — очень подходящее для его деятельности слово. хотя его находчивость немного впечатляет.
видать, мое недовольство от предложенной идеи легко читается на лице, потому что от слов парень начинает переходить к действиям. и мне снова становится страшно. странный он человек: то кажется безобидным и слабоумным, то в сатану превращается, двигаемую какими-то животными инстинктами.

мы стоим. и сердце мое стоит. а вот мозг Дэйма начинает лихорадочно работать, рождая всякие извращенные картины, которые он без замедления внедряет в жизнь. опять за шею хватает, но на этот раз хватка оказывается гораздо слабее. не удивлюсь, если узнаю, что когда-то он задушил человека. или мечтает задушить. под его ладонью я чувствую биение собственного пульса. страшно. слишком личное.
эта блудливая ручка опускается ниже, на что совсем не имеет права. холодные пальцы должны отрезвлять, но вместо этого заставляют кожу покрыться мурашками. как ни странно, такой поворот событий приходится мне по вкусу, но, вспоминая вспышку грубости и неадекватности этого мальчишки, я спешу перехватить блуждающую ладонь как раз вовремя. через взгляд испуганного олененка стараюсь передать и не совсем свойственную мне недоступность. не твое — не трожь.
стоит мне только отвернуться от Дэйма, как мысли приходят в порядок. я вспоминаю, на чем, собственно, прокололась. теперь выход один — подыграть, но не слишком убедительно.
— нет, так дело не пойдет. я сделаю все сама. мешаться будешь — раз, умничать — два, отвлекать — три, — ну приставать то есть. — или по моему, или никак, — устремляю полный непреклонности взгляд на водителя. нашла время гнуть свое бля.

пост дэнчику

я хотела бы видеть радужных единорогов, но вместо этого вижу мерзкого Оливера, зажимающего мою подругу в углу. кое-как подхожу на своих двух — не ползу, прошу заметить! — затем отпихиваю парнишу в сторону, тяну Элисон за руку, намереваясь увести куда подальше. но она брыкается, как сивая кобыла, отмахивается от меня, а затем удаляется в одном из многочисленных направлений. правый угол комнаты, сектор „B“. попозже вернусь за ней.
честно говоря, не понимаю до конца, зачем разлучила эту парочку. неужели я ревную Оли? а, может, просто забочусь об Эли? хотя, погодите...не ей ли я буквально накануне этого трипа подбила глаз за то, что сучка заговаривает уши моему брату? да, точно, это была она. и вовсе мы не подруги, оказывается. ладно, забыли.
я отбираю у кого-то косяк и делаю еще одну затяжку, затем возвращаю чуваку и двигаюсь дальше сквозь толпу. начинаю напевать мелодию, название которой, как на зло, вспомнить не могу. путаю слова и в итоге получается абсурдный бред. что-то вроде „широких облаков“ и „пушистых морей“. все нормально.

какой-то шведский рэп из колонок бьет по ушам, заглушая остальные звуки вокруг. я хватаю первый попавшийся стакан и делаю глоток, с облегчением отмечая, что это всего лишь пиво. хватит с меня дряни на сегодня. затем вокруг все начинает поворачиваться градусов до девяноста примерно, пока я не осознаю, что лежу на полу. какого хуя вообще?! упала, наверное. и никому нет дела. сраные эгоисты. приходится ползти до сортира, целую вечность искать сектор „Ъ“, но потерпеть поражение. сначала я блюю в раковину и, как обычно, молюсь богу, потому что это было ахуенно. далее я перегибаюсь через бортик ванной, включаю воду и не знаю сколько, видимо, очень долго держу голову под холодной водой. через какое-то время мне начинает казаться, что кожа головы вот-вот покроется ледяной корочкой, но поделать ничего не могу, так как двигаться не получается совершенно. проходит несколько световых лет, прежде чем кто-то сзади тянет меня за плечи, я падаю на спину и до посинения проклинаю этот чертов мир, пялясь в потолочную плитку. кажется, это был вовсе не жест заботы, а кому-то просто позарез необходимо было выблевать парочку органов. ладно, чувак, я тебя прощаю.

часам к двум ночи я более-менее прихожу в себя. как отшельница шляюсь по квартире, ахуевая с масштабов сранья, который завтра придется убирать. мне, понимаете?! потому что уборка, как говорит Сиджей, — дело бабское. против его этих жизненных философий не попрешь.
в итоге я решаю остановиться в гостинице, где скопления людей почему-то до сих пор не рассасывалось. чувствовала я себя теперь максимальным человеком. настолько максимальным, насколько вообще можно остаться после щедрого разнообразия алкоголя. и парочки косячков в придачу. постепенно начинает накатывать сонливость, но я всеми силами гоню ее прочь и продолжаю подпирать спиной стену. ложиться нельзя, нет-нет-нет.

и тут, словно в какой-то угарной дымке, ко мне приближается чувак. вижу его впервые. сочла бы его за копа, потому что здравомыслящее человека нынче не сыщешь, но нет. какой-то он слишком...даже не знаю. подходит, молчит, делает какие-то непонятные телодвижения, вынуждая наблюдать за каждым действием с особым интересом. затем сует мне бабки. и тут я напрочь перестаю понимать происходящее. это еще что за ебала?! с трудом выдерживаю взгляд пацана, потому что веки упорно стремятся нахуй захлопнуться. о это его дурное выражение лица. делает вид, что ничерта не понимает. но на самом деле все с точностью наоборот.
— ты ахуел, что ли? — типа наезжаю, хотя внешним видом, увы, вряд ли нагоняю страх. — я тебе шлюха, что ли? ты, что ли, пиздюлей давно не получал? — грозно отталкиваю мужицкую руку с деньгами, а потом чуть ли не до слез жалею о содеянном. деньги, все же, надо было взять.

0

190

Marcia Áine Burke
цитата
holly henry — creep

http://funkyimg.com/i/YuuF.png

имя, фамилия: Марсия Энья Бёрк
возраст и дата рождения: 21 год, 9 декабря 1993 год
род деятельности: студентка юр. факультета, 3 курс
семейное положение: не замужем
дополнительная информация [особые приметы, хобби, увлечения, страхи, мечты и т.д., заполняется по желанию]:
Бенедикт Игнатиус Бёрк, 52 — отец, политик в местном городском управлении;
Энья Элинора Бёрк, 49 — мать, добропорядочная домохозяйка;
Эйдан Бенедикт Бёрк, 28 — старший брат, сержант полиции;
Шеймус Тедор Бёрк, 26 — сводный старший брат, программист;
Шон Филип Бёрк, 23 — третьекурсник факультета инф. технологий.

http://funkyimg.com/i/Yut5.png

твоя история (характер, биография и прочее)

http://sh.uploads.ru/lWueJ.gif
Nicola Peltz

связь: 398378254.

0


Вы здесь » FRPG Dark Reunion » Administration » Бункер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC