FRPG Dark Reunion

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Dark Reunion » Administration » из-под гнилого пера


из-под гнилого пера

Сообщений 1 страница 10 из 14

1

посмотрим, что выйдет
и выйдет ли вообще

0

2

http://funkyimg.com/i/27BQu.gif http://funkyimg.com/i/27BQv.gif
улла мартин

0

3

не вышло походу пхахахахах сука пиздец
ладно
пора брать себя в руки и писать ахуитетельные текста

0

4

Мэри-Джейн Беррингтон, 24 года, биоинженер

синдром гиперактивности диагностируется не раннее, чем в позднем дошкольном или школьном возрасте. характеризуется у Мэри рассеянностью и легкомыслием, незаинтересованностью и отсутствием внимания к деталям в учебе; росла крайне неусидчивым ребенком, что, однако, не тревожило родителей, пока это с опасениями не было замечено учителями в младших классах; постоянно крутилась и вертелась на месте, бегала с моторчиком в заднице, нередко Оливеру прилетало пластмассовыми игрушками в лоб, потому что Мэри так хотелось; без разбору ляпала то, что думала и даже то, о чем додумать не успела, ставя окружающих в неловкое положение.

знаете, резус-фактор - это такой белок в клетках нашей крови, который либо есть, либо его нет - не суть важно. так вот у моей матери он отсутствовал, у меня же - наоборот, что повлекло за собой резус-конфликт и соответствующие последствия.

чтобы направить непомерную энергичность дочери в правильное русло, мать отдала Мэри на танцы; полтора года вынесла Мэри в своем танцевальном кружке, который ненавидела, и это было абсолютно взаимно. в одиннадцать она занялась плаванием и могла бы, наверное, выйти на профессиональный уровень в дальнейшем, но и здесь не добилась стабильности, растеряв к воде всякий интерес. в школе же успеваемость оставляла желать лучшего, но беспокоило это разве что ее родителей, и то не особо. был бы интерес - появился бы соответствующий результат, всего лишь.

появиться на свет мне "посчастливилось" в неблагоприятном районе кардиффа, холодным декабрьским утром две тысячи тринадцатого. как говорила одна моя знакомая: "наверное, сам декабрь закалил в тебе такую отпетую стерву и истеричку". но обо всем по порядку.

часто срывалась на брате и устраивала те еще сцены по поводу и без. иногда понимала, что делаю это абсолютно безосновательно и веду себя, как последняя сука. но это быстро сменялось мыслью, что нет, ерунда какая-то. Оливеру не повезло родиться моим братом, а мне его сестрой - вполне. забавно, как некоторые - нет, большинство - людей способны терпеть капризы и упреки посторонних, но мне этого знать не удавалось. всегда выступала в роли нападающего, а не жертвы. кобра с отшибленными мозгами.

сколько помню себя в возрасте помладше, все внимание родителей было привязано исключительно к Оливеру. мама до последнего убеждала меня, что я навязала себе эти мысли, что я просто эгоистичная девка, которой неведомы ни простое человеческое понимание, ни лояльность, ни отзывчивость, ни манеры и вежливость даже. и этот список можно перечислять вечно, но зачем?
мое отношение к брату настолько двояко, что я не упускаю возможности поистерить лишний раз по этому поводу. я ненавижу Оливера за то, что ему достались все те качества, которые отличают хорошего человека: он умен, крайне любим в семье и способность ему досталась из таких, что обеспечили солидную работенку, и о карьерном росте ему беспокоиться нужно в последнюю очередь. он прямо таки образец хорошего парня и заботливого брата, только вот его заботу мне всегда хотелось запихнуть ему же в задницу, да поглубже. и нет, это называется не завистью, а обыкновенной злобой, скорее, на саму себя за свою бесконечную ничтожность.
после чипирования меня и брата в 22 году, его "дар" не заставил себя долго ждать и проявился ровно тогда, когда Оливер находился буквально на волоске от смерти. чудом уцелев и, более того, поборов тем самым свою генетическую (где такое вообще видано) болезнь, он завоевал еще больше внимания окружающих, за что мне хотелось этого же внимания привлечь еще больше. Олли незамедлительно пошел на курсы по управлению своей способностью, где сразу же был замечен нужными людьми, что обеспечило конкретно ему работу, а нам - условия для жизни получше, чем те, в которых мы варились прежде. мы были вынуждены переехать в Лондон, где наша жизнь должна была стать лучше - она и стала. кое-как окончив школу, я поступила в колледж на факультет биоинженерии, но не столько из желания там учиться, сколько из кое-какой предрасположенности к точным наукам и актуальности данной профессии.
немаловажно отметить, что именно после переезда в Лондон, я решила взяться за ум, ведь наконец поняла, что ничего мне просто так в этом мире не достанется. мои родители не из состоятельных людей, а Оливер на тот момент думал только о себе. мне было больше не десять лет, я подумала, что хорошо бы отставить капризы в сторону и начать размышлять трезво. только вот то дерьмо, проросшее во мне с ранних лет, никак не унималось и лезло наружу, поэтому, когда одноклассники предлагали покурить шмали вместо уроков, я без проблем соглашалась. не думала, что это как-то повлияет на мое решение стать нормальным человеком. почему-то на этот же период пришелся феерический побег Олли из страны и наплевательское отношение ко всему, чего он добивался последние несколько лет. кажется, в этот самый момент я находилась на самом пике ненависти к человеку, которого больше не хотела называть братом.
совсем невыносимым все стало в колледже, когда мой мозг отравляли не только наркотики, но и один мудак из разряда "под сорок", вечные ссоры и драки с которым ввели меня в конкретный запой. в общем, в тот год я чуть было не распрощалась с универом, но случился один из тех немногих разов, когда я опять решила изменить свою жизнь к лучшему. это помогло, но лишь на время. от резких перемен настроения и попыток абстрагироваться от всех тех факторов, что неминуемо вели к депрессии, я пристрастилась к метаквалону, чтобы заново научиться засыпать по ночам.
как я выдержала все то время до диплома - самая большая загадка для родителей. на какой-то момент с деньгами снова стало туго. то ли потому, что мне требовалось больше личного пространства и, соответственно, больше затрат, то ли Оливер так хреново помогал - я точно не знала, так как оборвала с этим ублюдком связь еще перед поступлением в колледж. еще до защиты диплома я стала искать место будущей работы, но искать пришлось совсем недолго: подставив зад кому нужно, мне быстренько обеспечили местечко в лаборатории и зарплату, с которой я могла бы вывозить все, в чем так отчаянно нуждалась. а это: кров, пища и наркотики. спасибо, большего не требуется.
я заставила переехать родителей поближе к моему рабочему месту, так как на момент получения работы жила под их крышей. но спустя пару месяцев, когда мать стала докапываться по поводу моего состояния, мне пришлось съехать. но, в общем-то, жить они продолжали на прежнем месте, около злосчастной АЭС, взлетевшей на воздух в ноябре того же года. надо же, недолго счастье длилось.

ломала игрушки и часто ударялась головой, так что, когда пришло время ставить диагноз, было не совсем понятно - врожденное ли.

оказалась носителем, в 10 лет внедрили в голову чип; переход в среднюю школу оказался труднее, чем кто-либо мог себе представить: манипулировать подростками было значительно сложнее, ведь всем своим естеством дети стараются доказать свою силу и превосходство. Мэри постоянно умудрялась нарваться на местных задир и хулиганов, только вот бегать быстро и изворачиваться умела, а потому шалости оставались безнаказанными. но дети, как правило, жестоки, и карма сыграла со всем этим злую шутку - за очередной проступок своей сестры отхватить пришлось - как считаете, кому? - Олли! только на этот удары пришлись посерьезнее, чем игрушки, периодически прилетающие по носу.

время обучения в колледже было самым дерьмовым в моей жизни, клянусь. хуже, чем сейчас. сейчас-то вообще опустошена и втайне надеюсь на нелепую смерть, а тогда ведь смысл жизни еще был. сначала Оливер кинул меня и родителей, эпатажно укатив в закат за лучшей жизнью, затем этот старый мудак, сожравший несчетное количество моих нервных клеток, еще и последствия "карьерного роста" Олли. все то время, что действовал его отряд в военных целях, по нашу душу неоднократно кто-то являлся. раза четыре минимум. два раза мы переезжали, один раз ютились целый месяц у малознакомых людей. однажды я чуть не отбросила кони, когда вышла на утреннюю пробежку. это было шесть утра, поздняя осень, светлело поздно, и какой-то мужик бежал за мной следом. до сих пор не знаю, был ли это такой же бегун, как и я, либо же кто-то голову мне отвинтить хотел, но бежала я тогда через полгорода без остановки минут пятнадцать, после чего хотела выплюнуть собственные легкие.

способность активировалась в день одной из катастроф - взрыв на АЭС. в тот момент я работала неподалеку, и на перекуре вышла к станции пронаблюдать весь тот ажиотаж вокруг открытия новой турбины. приезжали все эти напыщенные индюки с европы, ну и народ собрался. угораздило же меня тогда оказаться в эпицентре событий.

валиум - при тревожных состояниях, мышечных спазмах
викодин (опиат) - обезболивающее
наркотики: мет, марихуана, кокаин и крек, лсд

РАСПИСАТЬ ТОЛЬКО КАК АКТИВИРОВАЛАСЬ СПОСОБНОСТЬ, ЧТО УМЕРЛИ РОДИТЕЛИ, ЧТО УЗНАЛА О СМЕРТИ БРАТА И СТАЛА ПРИНИМАТЬ НАРКОТИКИ И АЛКОГОЛЬ ЕЩЕ ПУЩЕ ПРЕЖНЕГО, ЗАКРЫЛАСЬ В СЕБЕ, НАХОДИТСЯ В ПОПЕРЕМЕННОМ ДЕПРЕССИВНОМ СОСТОЯНИИ

0

5

http://funkyimg.com/i/2fENh.gif http://funkyimg.com/i/2fENi.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
MARY JANE BERRINGTON
Willa Holland

» ИМЯ
Мэри Джейн Беррингтон,
просто Мэри
» ВОЗРАСТ
24/12/2013, 24 года
» МЕСТО РОЖДЕНИЯ
Кардифф, Уэльс
» МЕСТО ПРОЖИВАНИЯ
Баттл-Крик, штат Мичиган, США

» ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ
Носитель
» ЗАНЯТОСТЬ
Что до войны, что после — биоинженер (биомед. отрасль)
» ЛОЯЛЬНОСТЬ
Вигиланты

» АДАПТАЦИЯ [reactive evolution]

● Способность организма приспосабливаться к абсолютно любой окружающей среде или ситуации. Например, если носителя подожгут, он может принять форму металла, который не расплавится.
● Подробное объяснение способности своими словами. Помните, что у каждого она проявляется по-своему. Укажите, в каком возрасте она проявилась, опишите её особенности, уровень владения, максимальный радиус действия, пределы возможностей и энергозатратность, развивает ли персонаж свой дар и т.д.
● Негативные последствия чрезмерного использования способности, побочные эффекты и недомогания. Напоминаем, что они есть абсолютно у каждого носителя.

О Б Щ А Я    И Н Ф О Р М А Ц И Я
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Появиться на свет мне «посчастливилось» в неблагоприятном районе Кардиффа, холодным декабрьским утром две тысячи тринадцатого. И как говорила одна моя знакомая: «Наверное, сам декабрь закалил в тебе такую отпетую стерву и истеричку». Но давайте обо всем по порядку.
Знаете, резус-фактор — это такой белок в клетках нашей крови, который либо есть, либо его нет — не суть важно. Так вот у моей матери он отсутствовал, у меня же — наоборот, что повлекло за собой резус-конфликт и соответствующие последствия. Синдром гиперактивности диагностируется не раннее, чем в позднем дошкольном или школьном возрасте. Как рассказала мне позже мать, у меня он характеризовался рассеянностью и легкомыслием, незаинтересованностью и отсутствием внимания к деталям в учебе. Росла я крайне неусидчивым ребенком, что, однако, не тревожило родителей, пока это с опасениями не было замечено учителями в младших классах. В итоге все списали на то, что с возрастом пройдет. И сама прекрасно помню, как постоянно вертелась за обеденным столом, крутилась у всех под ногами и просто носилась с моторчиком в заднице; нередко Оливеру, старшему, прилетало пластмассовыми игрушками в лоб, потому что мне так хотелось. Я постоянно без разбору ляпала то, что думала, и даже то, о чем додумать не успела, ставя окружающих в неловкое положение.
Ломала игрушки и нередко ударялась о твердые предметы головой, так что, когда пришло время ставить диагноз, было не совсем понятно — врожденное ли.
Сколько помню себя в возрасте помладше, все внимание родителей было приковано исключительно к Оливеру. Мама до последнего твердила, что я просто навязала себе эти мысли, что я просто эгоистичная девка, которой неведомы ни простое человеческое понимание, ни лояльность, ни отзывчивость, ни манеры и вежливость даже. И этот список можно перечислять вечно, но зачем? И так понятно: получала я гораздо меньше внимания, чем требовала.
Мое отношение к брату настолько двояко, что я не упускаю возможности поистерить лишний раз по этому поводу. Я ненавижу Оливера за то, что ему достались все те качества, которые отличают хорошего человека: он умен, крайне любим в семье и способность ему досталась из таких, что обеспечили солидную работенку, и о карьерном росте ему беспокоиться нужно в последнюю очередь. Он прямо таки образец славного парня и заботливого брата, только вот его заботу мне всегда хотелось запихнуть ему же в задницу, да поглубже.
Сколько себя помню, частенько срывалась на брате и устраивала те еще сцены по поводу и без. Иногда понимала, что делаю это абсолютно безосновательно и веду себя, как последняя сука. Но это быстро сменялось мыслью, что нет, ерунда какая-то. Оливеру не повезло родиться моим братом, а мне его сестрой — вполне. Забавно, как некоторые — нет, большинство — людей способны терпеть капризы и упреки посторонних, позволяя им втаптывать себя в грязь снова и снова. Пару раз я пыталась выступить в роли жертвы, но в итоге все равно оказывала сопротивление и нападала, чувствуя себя коброй с отшибленными мозгами.
Чтобы направить мою бесконечную энергию в правильное русло, мать отдала меня на танцы. Полтора года я вынесла в своем танцевальном кружке, который ненавидела, и это было абсолютно взаимно. В одиннадцать я занялась плаванием и могла бы, наверное, выйти в будущем на профессиональный уровень, но и здесь не добилась стабильности, растеряв к воде всякий интерес. В школе же успеваемость оставляла желать лучшего, но беспокоило это разве что родителей, и то не особо. При наличии интереса появился бы соответствующий результат, всего лишь.
Помимо ярлыка дрянной девчонки, природа повесила на меня клеймо носителя, и в десять лет мне в кровь был введен чип. После признания людей со сверхспособностями в двадцать втором году, мы с Оливером были вынуждены явиться на всеобщую проверку, которая определила нас в число носителей. Тогда я подумала лишь о том, что хотела бы обладать способностью к внушению. Только так люди делали бы то, чего мне хотелось.
Переход в среднюю школу оказался труднее, чем кто-либо мог себе представить: манипулировать подростками было значительно сложнее, ведь всем своим естеством дети стараются продемонстрировать свою силу и превосходство. Я постоянно умудрялась нарваться на местных задир и хулиганов, только повезло, что изворачиваться и бегать быстро умела, а поэтому практически все мои шалости оставались безнаказанными. Но дети, как правило, жестоки, и карма сыграла с нами злую шутку — за очередной такой проступок отхватить пришлось — как считаете, кому? — Олли! Только на этот удары пришлись потяжелее, чем игрушки, периодически прилетающие по носу. Тогда-то, после серьезного избиения какими-то маленькими ублюдками, «дар» Оливера решил себя проявить в самый ответственный момент, когда его обладатель находился буквально на волоске от смерти. Чудом уцелев и, более того, поборов тем самым свою генетическую (где такое вообще видано?) болезнь, Оливер завоевал еще больше внимания окружающих, после чего мне захотелось этого же внимания привлечь к себе еще сильнее. Олли незамедлительно явился на курсы по управлению своей способностью, где сразу же был замечен нужными людьми, что немного позже обеспечило ему военное будущее, а нам — условия для жизни в разы лучше тех, в которых мы варились прежде. Мы были вынуждены переехать в Лондон, где наша жизнь должна была стать лучше — и она стала.
Немаловажно отметить, что именно после переезда в Лондон я решила взяться за ум. Ведь наконец поняла, что ничего мне просто так в этом мире не достанется. Мои родители не из состоятельных людей, а Оливер на тот момент думал только о себе. Мне больше не десять, а, значит, хорошо бы отставить все капризы в сторону и начать размышлять трезво. Только вот все дерьмо, прорастающее во мне с ранних лет, никак не унималось и лезло наружу, поэтому, когда одноклассники предлагали вместо уроков провести несколько часов «в забвении» с косячком, я без проблем соглашалась. Тогда я не думала, что это всерьез повлияет на мое решение стать нормальным человеком. Почему-то на этот период моего падения на дно пришелся феерический побег Оливера из страны и наплевательское отношение ко всему, чего он добивался последние годы. Кажется, в этот самый момент я находилась на самом пике ненависти к человеку, которого больше не хотела называть своим братом.
С трудом окончив школу, я поступила в местный колледж на факультет биоинженерии, но не столько из желания стать ученым, сколько из предрасположенности к точным наукам и актуальности данной профессии. Совсем невыносимым все стало именно в колледже, когда мой мозг отравляли не только наркотики, но и один мудак из разряда «под сорок», вечные ссоры и драки с которым привели меня к конкретному запою. На втором курсе я чуть было не распрощалась с университетом, но случился один из тех разов, когда я опять решила изменить свою жизнь к лучшему. Это помогло, но лишь на время. От резких перемен настроения и попыток абстрагироваться от всех факторов, что неминуемо вели к депрессии, я ввела в активное использование кваалюд, чтобы заново научиться спать по ночам.
Время обучения в колледже было самым дерьмовым в моей жизни, клянусь. Хуже, чем сейчас. Сейчас-то вообще опустошена и втайне надеюсь на нелепую смерть, а тогда ведь был какой-то смысл. Сперва Оливер кинул меня и родителей, эпатажно укатив в закат за лучшей жизнью, затем этот женатый сукин сын, убивший несчетное количество моих нервных клеток, еще и последствия «карьерного роста» Олли. Все то время, что действовал его отряд, по нашу душу неоднократно кто-то являлся. Два раза мы переезжали, один раз целый месяц ютились у малознакомых людей, а однажды я чуть кони не двинула, когда вышла на утреннюю пробежку. Это случилось ближе к зиме, когда светлело в семь, и какой-то мужик бежал за мной следом. Так и не выяснила, был ли это такой же бегун, как и я, либо же кто-то голову мне отвинтить хотел. Но бежала я тогда через полгорода без остановки минут пятнадцать, после чего чуть нахрен не выплюнула свои легкие.
Как я выдержала все то время до диплома — самая большая загадка для родителей. На какой-то момент с деньгами снова стало туго. То ли потому, что мне требовалось больше личного пространства и, соответственно, затраты увеличивались, то ли Оливер так хреново помогал с расстояния — я точно не знала, так как оборвала с ним связь еще перед поступлением в колледж. Еще до защиты диплома я стала искать место будущей работы, а искать пришлось недолго: подставив зад кому нужно (спасибо, в осуждении не нуждаюсь), я максимально быстро устроилась в научную лабораторию и получала достаточно, чтобы вывозить все, в чем так отчаянно нуждалась. А это: кров, пища и наркотики.
Я заставила родителей переехать поближе к моему рабочему месту, так как на момент трудоустройства жила под их крышей. Но спустя пару месяцев, когда мать нашла в моей комнате дивные капсулы и флакончики с чудодейственными жидкостями, мне пришлось съехать. Но, в общем-то, жить они продолжали на прежнем месте, на окраине города, и взлетевшая на воздух в ноябре того же года АЭС разрушила все наши надежды на спокойное и счастливое существование.
Несколько предыдущих катастроф, о которых прогремела слава на весь мир, меня, откровенно говоря, не волновали от слова «совсем». В моей-то жизни видали какой пиздец творится? А все эти воздушные столкновения и поезд, сошедший с рельс, были этому миру не впервой. Люди безустанно говорили о какой-то закономерности, о возможном терракте в Лондоне как одной из выдающихся столиц, а я лишь закатывала глаза и молилась, чтобы окружающие прекратили трещать о бессмысленном. Единственное, что затронуло меня до глубины души — смерть голливудских идолов, ведь, ей богу, у Дженнифер Лоуренс было большое и светлое будущее! И фильмы, которые после выходили в прокат, смотреть было просто невозможно. Тем не менее, легко быть безразличным ко всему, что происходит вокруг, пока это не касается тебя самого.
В детстве матушка часто грозилась, что если я не начну себя нормально вести — придет дяденька из департамента и заберет меня. И будет, что будет. Когда я оказалась в эпицентре событий, потеряв способность здраво мыслить, одна посреди творящегося хаоса, единственная с шансом выжить (по крайней мере, мне так казалось) благодаря проявившейся способности...Я молилась, чтобы пришел подобный дяденька и забрал меня оттуда к чертовой матери! Но никто не появлялся несколько часов. Я собиралась посещать курсы, чтобы понять принцип работы своего организма в стрессовых ситуациях, но выплеск радиации серьезно пошатнул здоровье родителей. До последнего я посвящала им все свободное время, надеясь облегчить страдания или найти лекарство от недуга, прекрасно осознавая, что ничего уже не поможет. Они скончались через месяц, а я вернулась к работе.
Я из тех людей, которые цепляются за конкретную идею и следуют ей до последнего. И переубедить таких — это что-то на грани фантастики. Я предпочитаю не тратить лишнюю энергию на обдумывание альтернативных вариантов. А война, понимаете ли, не то место, где можно постоянно метаться из крайности в крайность. Тут главное по-быстрому определиться, за какой из сторон кроется правда, а за какой — неправда. Моя правда — это Итан Элдерман. У руля большинства стран располагается какой-нибудь говнюк, меры которого не устраивает население. Но я считаю, что потакать во всем народу — это более, чем неразумно. Любой бунт, несущий в себе угрозу, должен быть подавлен. А эти ренегаты...Что они вообще из себя возомнили!? Их идея — чистый фарс, а Линкольн — типичный радикал и террорист, считающий, что сможет изменить устрой мира. Отсеять, так сказать, неугодных. И борьбу с такими людьми нужно вести соответствующими методами. Но, когда же социум охватили многочисленные бунты и митинги, я держалась в стороне. Не мое это, понимаете ли. Я находилась в роли диванного политика, и меня это устраивало более чем. Но работа — это мое все, а поэтому, когда война развязалась официально, мне, вместе с немногими уцелевшими коллегами, пришлось перебраться в Америку. Верите ли, но я бы до конца дней своих просиживала в Лондоне, коль были бы средства к существованию. Увы.
Если вам интересно, чем я занимаюсь с начала войны, то все очень просто — пытаюсь не умереть, хоть порой и очень хочется. Когда год назад на фоне разворачивающейся войны отряд Оливера пропал без вести, я почувствовала себя одинокой, как никогда. Смысл жизни был утерян окончательно, и не было ничего, что мотивировало бы меня держать себя в руках. Каждый день, как день сурка: попытки справиться с бесконечной депрессией и редкие вспышки радости, несколько угроз об увольнении и вообще мне кажется, что очень скоро я сторчусь. Что ж, посмотрим.

З  А  К  Л  Ю  Ч  Е  Н  И  Е
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

» ДОПОЛНЕНИЯ
Что не вошло в вышеперечисленные пункты, но кажется Вам важным. Здесь же следует написать об особенных навыках и умениях персонажа.
» КАК НАС НАШЛИ
У кого-то форума в партнерствах.

» СВЯЗЬ

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

» ПЛАНЫ
В преимуществе личные отыгрыши, но не против и сюжетных. В случае удаления/ухода — отправить персонажа на тот свет, желательно своей смертью.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Любой пост Вашего авторства. Не прячьте его под «скрытый текст», в противном случае администрация уберет хайд вручную, дабы игроки могли ознакомиться с вашим уровнем и стилем.

0

6

Всегда считала чипирование каким-то актом насилия, который, рано или поздно, приведет мир к апокалипсису.

0

7

имя: долорес, сокращение джейби
фамилия: ракен

долорес, долли - ненавидит, ло - принятое сокращение
долли - овечка долли, та, которой долорес себя чувствовала в какой-то период своей жизни. слабенько. долорес не любит чувствовать себя слабой, ведь она не из робкого десятка.

она никогда не попросит проводить ее до дома в самую темень, как и не попросит встретить, даже если не знает, куда идти. только если она не имеет на вас особые планы : )) и это не пустой выпендрежь. потому что долорес привыкла отвечать за себя сама. всегда и во всем.

ло ненавидит свой рост и миниатюрность, ей бы хотелось метр семьдесят и бегать в адидасах. ну иногда. но довольствуемся тем, что имеем, а также используем на все сто. каблуки, блески для губ, смоки айс и ламинирование ресниц - то, для чего ло создана. для нее абсолютно нормально проснуться за два или три часа до выхода, чтобы помыть голову и сделать укладку. все должно быть безупречно, идеально. и не потому что ло фифа, нет, даже не говорите ей такого, бога побойтесь. просто долорес - жуткая перфекционистка, и этот перфекционизм касается всего, кроме мыслей в ее голове. из-за того долорес и бесится частенько, что не может навести порядок в своей светлой голове.
долорес инвестирует исключительно в себя. ее желания - превыше всего. вы думаете, что читаете про типичную сукину дочь, эгоистку до мозга костей, однако вы не правы. ло - не эгоистка, она просто слишком много думала в свое время.

умеет посылать. вот прямо с плеча рубать. время - самое ценное, а поэтому нет смысла тратить его на тех, кто того не заслуживает. а список заслуживающих крайне, крайне мал. возможно, она делает огромную ошибку, испытывая каждого на прочность. зато те, кто выдерживал проверку, пока не разочаровал ло.

0

8

Что вам нужно знать о Мерил в первую очередь — с ней вам покоя не будет определенно точно. В ее голове тысячи вариаций того, как весело и ненормально провести вечер понедельника. Забудем о пятнице, субботе и святом воскресном дне, которым Мерил периодически является к святому отцу на исповедь, в первую очередь извиняясь за мужицкий перегар. Отец Николас даже ведет для Андервуд отдельный календарик, где отмечает выходные дни ее трезвенности. В прошлом месяце ни один из таких дней так и не случился. Что ж, отец Николас привык, как и привыкли к заморочкам Мерил ее отец и мать. Только в прошлом году Мер дала им обещание, что больше никогда не будет их дергать ввиду всех неблагоприятных последствий своего безумного поведения. И ровно через два дня она звонит отцу, чтобы тот забрал ее из участка. В общем, мать до сих пор ежемесячно и втихаря сбрасывает на карту своей бедовой дочурке небольшую сумму. Узнал бы отец — попер бы из дому, но, слава богу, Мерил додумалась до этого сама, два года назад облегчив старикам жизнь, и съехала на съемную квартиру. Однако, понимаете ли, не может, ну не может она находиться длительное время в одиночестве. Когда мысли в голове кричат слишком громко, Мерил становится совсем уж невыносимо. Поэтому самой легче стать невыносимой для кого-то. Итак, знакомьтесь, новая жертва Мерил Андервуд — Лора Картер. Честно говоря, спустя год совместного проживания Андервуд даже подумала, что не такая уж она и дерьмовая соседка, раз Лора до сих пор не выгнала ее из квартиры или не съехала сама. Можно даже сказать, что девушки стали неплохими подругами, не учитывая те моменты, когда Мерил, будто нарочно, иногда закидывает в стирку белое белье с цветным, после чего идет обновлять Лоре гардероб нижнего белья за свой счет. И подобных казусов не пересчитать, так уж часто они случаются.
Наверное, вы уж было подумали, что Мерил Андервуд — типичная блондинка с мозгами набекрень. И, в принципе, верно подумали, но будьте осторожнее: именно этого от вас и хотят!
Примерно три года назад Мерил устала от бесконечных размышлений на тему добра и зла, о правильном и неправильном. Всем, как правило, не угодишь. Херня в том, что крайностей не существует, вся правда кроется где-то посередине. Так и Мерил, знаете. Она покажется вам эгоистичной, глупой, невыносимой, стервозной, сукой или язвой, которая будто испытать вас намерена, но тут-то стоит притормозить. Если уж она и присела вам на мозги, можете быть уверены — она уже построила на вас планы. А вот как действовать дальше — решайте сами, но не ждите, что она вдруг побежит вслед и попросит остаться. Вряд ли. Лет в двадцать Мерил пришла к тому, что гораздо беспечнее быть чуть более безразличной ко всему, что тебя окружает. Когда часто обжигаешься и чувствуешь постоянный внутренний дискомфорт — это серьезно бьет по самооценке. Андервуд из разряда тех, кто пытается прогнуть всех под себя, нежели прогнуться самой в надежде, что так будет легче. Больше всего на свете Мерил боится, что кто-то увидит ее слабость: эмоциональную зависимость фактически от всего, что окружает, ее чувствительность и сентиментальность к людям. И это она умело в себе прятала, пока не привыкла отпускать, посылать и отсеивать неугодных вместо того, чтобы накручивать сопли на кулак. Проходит время, и Мерил покрывается неким подобием защитной оболочки, срастаясь с ней воедино. И утверждать, что это чистой воды лицемерие, фальшь или притворство — еще более ошибочно. Время для нее — самое ценное, и нет смысла тратить его на тех, кто этого не заслуживает. А список заслуживающих довольно мал. Возможно, Мерил делает огромную ошибку, категорически расправляясь с некоторыми. Посылает, как с плеча рубит. Инвестирует исключительно в себя. Свои желание — превыше всего. Давно не сталкивается с надобностью самокопания, просто живет по максимуму в свое удовольствие, заводит новые знакомства, приобретает множество связей, но людей держит на расстоянии, что при этом многими остается незамеченным. В этом-то и вся прелесть Мерил — она сама отбирает для себя окружение.
Она никогда не попросит провести ее до дома в самую темень, как и не попросит встретить, даже если не знает, куда конкретно идти. И это не пустой выпендреж. Потому что Мерил отвечает сама за себя. Всегда и во всем.
Еще она ненавидит свой рост и миниатюрность, ей бы хотелось метр семьдесят и бегать в адидасах. Ну иногда. Но приходится довольствоваться тем, что имеем: каблуки, яркие помады, смоки айс и ламинирование ресниц — все это, казалось бы, создано именно для нее. Для Мерил абсолютно нормально проснуться за два или три часа до выхода, чтобы помыть голову или сделать укладку. Все должно быть безупречно, идеально. Андервуд — жуткая перфекционистка, и этот перфекционизм касается всего, кроме мыслей в ее светлой голове, отчего она и бесится периодически. Но вы этого не знаете, конечно же нет.
За всем этим анализом кроется история самой обыкновенной, но чуть более проблемной, чем остальные, девушки. Родилась и выросла Мерил в Мельбурне, в семье банкира и владелицы одного известного городского бутика мужских костюмов. Нынче отец развивает одну из своих бизнес-идей, и в душе светловолосый отпрысок Андервудов надеется, что дело Бенедикта со временем перейдет в ее руки. На данный момент Мерил уже два года работает вэб-дизайнером, недавно получив разрешение на работу в удаленном доступе. И времени, чтобы раздражать Лору и ее гостей, стало гораздо больше. В восемнадцать Мерил с отличием окончила гимназию, затем отучилась в университете, пропиарилась за счет одногруппников, впервые поцеловалась в четырнадцать, лишилась девственности в семнадцать и до сих пор утверждает, что не состояла в отношениях. Ничего криминального. Обожает читать психологические романы, слушает всякую попсовую дрянь, грустит под двести грамм водки и выливает свое нытье в закрытый ото всех блог. Активно обновляет инстаграм, ненавидит твиттер, вечно жалуется на нехватку денег. Прекрасно осознает, что доставляет себе и окружающим проблемы, но не может перестать это делать. Во время какой-либо боли списывает все на частое употребление алкоголя и считает, что пора записываться в очередь на пересадку печени. Имеет хорошо развитое чувство собственного достоинства. Добро пожаловать в жизнь Мерил Андервуд.

0

9

http://funkyimg.com/i/2gKV3.gif
джессика карна, джесс
23 года, проститутка

Я знаю, что тебе тяжело, Рэй. Но иногда мне кажется, что ты совсем меня не понимаешь. Это как шутки про то, что только рожающая баба способна понять всю боль мужика с температурой 37,2.

0

10

Джессика Карна — это очаровательная симпатяжечка родом из Атланты, которая уже четвертый год кряду расплачивается за ошибки своей юности. Джессика — шлюха, и она вовсе не гордится своим сомнительным достижением. Она с особой бережностью хранит в себе легкую наивность, чтобы не спятить окончательно.
Ее мать умерла от рака, когда девочке было всего четыре, поэтому главную женщину своей жизни она совсем не помнит. Вот уже на протяжении многих лет она периодически представляет, как сложилась бы ее жизнь, если бы в ней фигурировала мать. Тем не менее, для Джесс это не является острой проблемой или кровоточащей раной на сердце, так как глупо тосковать за тем, чего никогда не было. А четыре первых бессознательных года своей жизни Джесс спокойно приравнивает к «ничему». Джордж Карна в свою очередь никогда не отличался отцовской нежностью или элементарным человеческим пониманием, поэтому маленькая семья в лице двух человек за долгие годы совместной жизни пережила немало конфликтов и стычек на почве расхождения взглядов на жизнь. При том, что у Джесс какие-либо взгляды вообще отсутствовали и все ограничивалось, скорее, банальным подростковым желанием творить хуйню и обходиться при этом без последствий. Но жизнь устроена иначе, что упрямая девчонка поняла лишь к двадцати. Когда тусишь со скейтерами, хипстерами, эмо и бомжами, лишаешься девственности в четырнадцать и заводишь длительные отношения с мужчиной вдвое старше тебя, можно засвидетельствовать недостаток ума. И Джесс подтверждает это своим поступком, после окончания школы принципиально отказываясь поступать в колледж. Исключительно назло отцу. Следующий год, вплоть до девятнадцати, Джесс упивается грезами о красивой жизни и при этом совершенно ничего не делает, чтобы приблизиться к ней хоть на шаг. Давление отца действует на психику крайне удручающе. Тот еще со средней школы стал контролировать каждый шаг единственной дочурки: куда, с кем, во сколько; номера всех ее друзей в его записной книжке, домашние аресты за опоздания или вовсе неявку домой, ну и далее по накатанной. С каждым годом хуже: максимум правил и минимум лояльности. Такая вот фанатичная родительская забота, от которой у Джесс раз за разом скулы сводило, поэтому, разосравшись с отцом в день своего девятнадцатилетия, она наивно решила, что добьется всего сама. Для этого ей нужно было больше личного пространства и стартовый пакет малолетнего беженца: ворованные родительские деньги, завышенные амбиции, заоблачные мечты и розовые очки, которые, как правило, разбиваются быстро и стеклами внутрь. Затем с тягой к мегаполисам и желанию оказаться как можно дальше от отца Джесс дернуло в Филадельфию, где денег ей хватило ровно на неделю. Следующие три дня она ночевала в подсобке кафе, куда устроилась официанткой, а после на целый месяц перебралась к сотруднице на квартиру. И в течение полугода Джесс скатилась на полное, конкретное днище.
Она добросовестно пыталась работать официанткой. Прошла стажировку, проработала всего две недели, когда случился инцидент, навсегда изменивший ее жизнь. Проставляясь с коллегами в клубе, Джесс цепляет очередного мужика на ночь, а наутро обнаруживает на своей прикроватной тумбочке двадцать баксов. Двадцать, сука, зеленых. Дай бог столько за пару дней в той захолустной кофейне получить. А потрахаться, например, много времени не занимает, а если его ограничить и оценить в определенную сумму, то сами понимаете. Все началось именно с того дня. Сперва — из чистого интереса, после — из необходимости заработка. Через несколько недель Джесс уволилась и переехала на отдельную съемную квартиру.
Конечно же, это не то, о чем мечтала глупая девочка, и даже далеко не то, что она могла себе вообразить на пути к достижению цели. Но сейчас выбирать не приходится. Выбирать поздно. И все же Джесс не любит хиленьких мальчиков, за исключением Рэя. Разумеется, Рэй занимает в ее жизни особое место. Брат, сват, друг, защитник и психолог, а также главный предмет любви и редкой ненависти, один из постоянных любовников и просто самая крепкая опора ее на данном этапе жизни.
Если бы Джесс не была проституткой, то стала бы экономистом. Еще в школе с математикой у нее дела обстояли гораздо лучше, чем с любыми другими предметами. К сожалению, эти знания ей не пригодились в дальнейшем. Посчитать, что на два хуя за ночь можно экономно прожить неделю, может каждая среднестатистическая шлюха. Через пять лет Джесс хотела бы видеть себя студенткой престижного университета либо управляющей в одном из современных заведений общепита, но видит почему-то все той же простодушной дыркой. Джесс обожает заниматься самоубеждением: внушить себе определенную идею, чтобы не скатиться до громкого самобичевания, создать себе соответствующее настроение или атмосферу. Разумеется, прокатывает далеко не всегда, но тогда взамен приходит терпение, которого у нее навалом. Опыт работы — большой. Считает ли себя Джесс дружелюбным и отзывчивым человеком? Нет, но приходится быть. От этой жизни она хочет душевного равновесия и как можно больше денег. Чтобы раскатывать на порше, обязательно с откидным верхом, таскать элегантные жакеты от шанель, не платить за съемную квартиру и ужинать морепродуктами под выдержанное вино. Но на данный момент это — лишь пустые иллюзии, в которые, несмотря ни на что, Джесс поддерживает веру. Только надежда на лучшую жизнь не позволяет ей раскиснуть окончательно, а ведь годы идут, но ничего не меняется. При всем при этом Джесс обладает удивительно редким качеством — ценить то, что имеем. А с такой-то работенкой позволить она себе может немало, так какой смысл срываться с нагретого местечка?

0


Вы здесь » FRPG Dark Reunion » Administration » из-под гнилого пера


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC